Художественная галерея 17 век


Форум » Зона » Чумной город » Ответить

Чумной город

Мастер Игры: Часть Хармонта, оказавшаясь под ударом и опустевашя очень стремительно.Находится со стороны входа в Зону из МИВКа.Абсолютно пустой город,покосившиеся дома с грязными окнами,в которых кое-где еще сохранились стекла, и опутаными мочалками антенами.Потрескавшийся асфальт.Эта часть Зоны получила такое название из-за того,что все эвакуированные отсюда переболели чумкой.

Ответов - 124, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Мастер Игры: Неизвестно,был ли талант к притягиванию неприятностей и нахождению приключений на свое седалище заложен в Гешефте с рождения. Вполне возможно,что сегодня,как и вчера,опять был "не день Бэкхэма".Что-то все же послужило причиной тому,что неприятности,начавшиеся в жилой части Хармонта,строевым шагом проследовали за Эфраимом в Зону.Едва возглавляемый им"квартет" начал приходить в себя после контакта с трещоткой,как он тут же умудрился познакомиться с еще одной редкостью Зоны.Этот участок улицы вообще изобиловал скрытыми до времени ловушками.Но если девушки каким-то непонятным чутьем(может,присущим именно женщинам-не зря же говорят,что все они-ведьмы)улавливали то,что помогало им избегать аномалий,то Гешефт шел прямиком в широко распахнутые объятия очередной.Совсем маленькой,выглядевшей как безобидное низкое облачко в небе.Оно отбрасывало четкую тень на асфальт-тоже совсем небольшую,"одноместную".Облачко было блуждающим,оно появлялось среди ясного неба из ниоткуда-и исчезало в никуда,повисев на одном месте каких-то жалких десять-пятнадцать секунд.Появление его было не прогнозируемым:кто-то видел несколько раз в день,кому-то оно никогда не встречалось вообще.То,что сейчас происходило с горе-сталкером,можно было охарактеризовать коротко и ясно:он завис.В полном смысле слова-так,как зависают компьютеры.Тело внезапно перестало выполнять команды головного мозга.При этом ни один жизненно важный процесс в организме не нарушился,не дал сбоя.В момент"зависания"Эфраим собирался перешагнуть неглубокую выбоину в асфальте,поросшую сорняками. Упавшей на нее тени он не заметил,за что и поплатился.Мышцы,начавшие было выполнять команду,замерли,не доведя действие до конца.Они полностью отказали,но не расслабились.Молодой человек застыл в неестественной позе,сохраняя при этом равновесие.Все его внутренние органы,включая сердечную мышцу, работали нормально,мысли текли своим чередом,он мог дышать,слышать,видеть,не испытывал ни боли,ни каких либо неудобств,но говорить было невозможно-разве что издавать какие-то нечленораздельные звуки.Если бы он знал,какое "светлое будущее" ждет его,то пожалуй,обошел "висяк"(так прозвали эту ловушку "романтичные" сталкеры) десятой дорогой,предварительно обкидав его сотней гаек.Теперь в ближайшие четыре часа ему предстояло стоять собственным нерукотворным памятником,ожидая того мига,когда нервные окончания,сознательно управляемые мозгом,снова включатся в работу.А потом еще ожидался такой же внезапный выход из этого состояния-как по нажатию заветной кнопки"reset".Малоприятный по ощущениям,которые сулили перенапряженные мышцы.Никто не знал,что именно происходило внутри этой аномалии.Сталкеры, возможно,с подачи МИВКовцев,предполагали,что жертва просто выпадала из режима реального времени. На участке,накрытом тенью облачка,время замедлялось,и мышцы очень медленно выполняли команды мозга, который работал с обычной скоростью.В общем,все происходящее с Гешефтом не могло остаться незамеченным его спутницами,избежавшими опасности.Под начинающимся дождем его нелепо застывшая фигура выглядела одновременно и забавно,и пугающе.

Рана: Кэтрин почувствовала, что рука Эфраима, которую она сжимала все это время, словно закаменела. Девушка резко обернулась... и поняла, что сталкер умудрился вляпаться в очередную аномалию, которая прошла рядом, разминувшись с ней самой на расстоянии десятка сантиметров. Осознав случившееся, ученая почувствовала, что от страха подкашиваются коленки. -Твою налево! - выругалась Рана, разворачиваясь лицом к остальным. Гешефт... стоял. Словно человек на фотографии, которого застали во время шага, он замер на одном месте, и отмирать пока, черт возьми, не собирался. Тайлер почувствовала, как ярость, которая накатывала на нее последние несколько дней, приготовилась вырваться наружу... но усилием воли историк заставила себя не делать и не говорить ничего из того, о чем потом ей придется жестоко пожалеть. -Стази, Николь! - крикнула девушка и поняла, что слух уже почти вернулся. Понизив голос, она продолжила, - Эф вляпался в какую-то аномалию. Боюсь, что дальше нам придется его... тащить. Или ждать, пока он отомрет... "А я не знаю, как скоро он отомрет!"

Николь Робин: Николь озадаченно смотрела на свежеобразовавшееся "статуё" и удивлялась, как можно было не заметить эту бяку. При её-то наглядности. Потом сообразила, что льдисто поблёскивающий столб виден только ей и слегка испугалась, представив, что было бы, накрой эта штуковина всех остальных. - Вижу. - Констатировала художница слова Кэтрин, радуясь, что может это сделать нормальным образом. - Кстати, если он всё же "отомрёт" (за ненадобностью) тащить нам его точно не придётся. Но, надеюсь, что всё будет в порядке. Ситуация, при всей её бредовости, была совершенно не смешной. Пусть их и трое, но и Гешефт тоже не пушинка. За руки, за ноги - и вперёд. Николь с сомнением оценила их горе-проводника и пришла к выводу, что ТАКУЮ фигуру далеко не утащишь. Застрять в Зоне, посреди незнакомой местности, да ещё и в комплекте с этим нерукотворным памятником... Хорошая перспективка. Вдалеке всё так же возвышалось недостижимой пока целью здание завода...

Стази Келети: Новость о том, что Эфраим вляпался в какую-то особо изощренную аномалию девушку совсем не обрадовала. Это могло означать только одно – дополнительные трудности для перемещения в пространстве. Бросать его тут было как-то нецелесообразно, да и не по-человечески, но столь же нецелесообразно было и тащить с собой. Стази прикинула на глаз сколько может весить мужчина и справятся ли они с такой непосильной ношей. Конечно, у них было численное превосходство, но… как-то это мало утешало. Радовал душу лишь один факт – слух наконец-то начал возвращаться, причем довольно споро. Теперь уже не казалось, что уши заложены толстым слоем ваты, а просто складывалось такое ощущение, что собеседники находились на некотором расстоянии друг от друга. Еще немного и эта проблема точно будет устранена. Келети осторожно ткнула Эфраима пальцем, стараясь не нарушить его равновесия. Молодой человек выглядел совсем живым и на ощупь был мягким (совершенно не походившим на каменное изваяние). Правда, никаких гениальных мыслей на девушку, проделавшую все это, не снизошло. - Как мы его потащим? – поинтересовалась она у своих спутниц, стараясь говорить погромче, но уже не кричала как прежде.

Эфраим: С грехом попалам Гешефт знал четыре языка, и наиболее глубокие познания, как и положено воспитанному мальчику, проявлял в сфере ругани. ...ну что же, теперь ему выпал уникальный шанс припомнить весь свой словарный запас, использовать его по назначению, да еще и обогатить иностранные и родной языки парой-тройкой новых забористых выражений. К счастью всех присутствующих лицевые мышцы Эфраима были парализованы столь же надежно, как и все остальные и все его словесные излияния оставались покамест при нем. "А ведь прав был расар Коэн! - мелькнула в голове Сойфера единственная цензурная мысль. - Шлимазл и есть." Где уж была его голова в момент бодрого шагания в дружелюбно распахнутые объятия внеочередной аномалии - было неведомо, и в первую очередь самому Гешефту. Весьма оригинальными были и ощущения - вроде бы все в порядке, но - черт подери, ни вздохнуть, ни... охнуть. Стоишь себе, молодой и красивый, как памятник всенародному еврейскому счастью и начинаешь постигать, почему герр Гитлер так настойчиво хотел извести поголовно всех иудеев - практика показывала, что даже один может представлять собой серьезную угрозу всем находящимся в радиусе поражения. И это он еще ничего делать не начал! ...меланхолично матерясь на смеси иврита, русского и английского с примесью испанских и португальских слов, Эфраим Ури Сойфер задумчиво созерцал единственную доступную ему точку на горизонте и осознавал, что если он когда-нибудь и отомрет, то ему это все равно не понравится. Глаза пересохли уже сейчас, а что будет через час - даже и думать не хотелось. А все между тем только начиналось... Гешефт понадеялся, что девушкам хватит ума все-таки плюнуть на всякие рыцарские пережитки и двинуться дальше. Но, судя по тому, что его попутчицы говорили, надежда эта была напрасной. Слух возвращался, и это радовало. Эфраим принялся делать в уме ставки, как долго он сможет наслаждаться этим даром Зоны - до того момента, как отключится.

Рана: -Предлагаю волоком, - Кэтрин сложила руки на груди, философски рассматривая замершее тело Эфраима, - на руках мы его далеко не унесем, это факт. Если у вас есть предложения, то высказывайте... "Я в любом случае могу проверять чуть большее пространство, хотя это займет куда больше времени." Девушка внимательно посмотрела в глаза Гешефта. В голове мелькнула мысль: "Что же вы, сталкеры, постоянно попадаете в какие-то травмоопасные аномалии, а девушкам приходится вас вытаскивать? Или просто череда дней таких невезучих?" -Ну так что решаем? - Тайлер поперекатывала в кармане камешки. Благо, их еще хватало, да и... -Николь! - внезапно озарило ученую, - ты ведь... видишь аномалии, верно? Умеешь их обходить? Можешь пойти первой, а мы со Стази потащим Эфраима?

Стази Келети: - Волоком, так волоком, - согласно кивнула Стази, все равно у нее других идей не было. Рядом не наблюдалось никаких тележек, санок или чего-то подобного, на что можно было бы погрузить «окаменевшего» мужчину. Следовательно, оставалось только тащить. Неизвестно, правда, было получится у них это или нет, но… пытка ведь не пытка. Хотя была в данной ситуации еще одна «мелочь». Маленькая такая, но очень весомая. Проверка пути, очищенного от аномалий, займет больше времени, чем на это требовалось ранее. А это могло значить одно – их путешествие затянется. На неопределенный срок. Но тут Кэтрин вспомнила или додумала кое-что такое, что в корне меняло дело. Упрощало, так сказать. «Николь видит аномалии? И почему я только сейчас впервые это слышу?», - задумалась Келети. – «Давно ведь можно было воспользоваться этой ее особенностью! Если, конечно, это действительно так… Если это не просто предположения Кэтрин… Пожалуйста, пожалуйста, пусть так но все и будет!!!» Стази развернулась в сторону Николь и вопросительно на нее уставилась. Сейчас все зависело только от нее. Извините, что вне очереди, просто меня не будет некоторое время)

Николь Робин: Как бы ей хотелось, чтобы это было стопроцентной и непререкаемой правдой. - Не совсем так. - пришлось несколько разочаровать других, - Цветные пятна вижу, а чем они окажутся в итоге, не знаю. Может аномалия, а может ещё что-то. А некоторые аномалии для меня невидимы. Да та же пакость, из-за которой мы слуха недавно лишились, невидимая была. Можно попробовать обходить всё подозрительное, проверяя дополнительно камешками или гайками. В общем, решайте рискнём или не рискнем. Проблема перемещения Гешефта всё ещё требовала какого-то решения. Как долго они смогут (пусть даже волоком) тащить горе-проводника, ещё вопрос. Николь скептически посмотрела на долговязую фигуру и призадумалась. Мужчина был высокий, но особой массивностью не отличался. Если с отдыхом и потихоньку, то какое-то время они справятся, а потом может что-то и изменится. Не понравилась постановка вопроса. - Девушки, или тащим все, или не тащим вовсе. Вдвоём вы этот "монумент" точно не унесёте. А мне для того, чтобы "пятна" замечать, вперёд смотреть не обязательно. Кажется, дождь собирается... Точнее - расходится.

Мастер Игры: Крупный рыжий пес трусил по бывшей городской улице.Влажный черный нос он держал по ветру -постоянно принюхивался,улавливая знакомый запах.Запах добрых людей,которые даже кормили его.Наверное,будь он человеком-корил бы себя за трусость.Но очень уж трудно быть рыцарем без страха и упрека,когда какой-то безумец устраивает стрельбу почти над твоей головой.Тут уже не до рыцарства-лишь бы ноги унести.Завтрак отсиделся в одном из подъездов,а когда все стихло-выбрался наружу.Вокруг не было никого.Остались только запахи.Самым отчетливым был запах пороха.От него становилось страшно.Завтрак покружил на одном месте,пытаясь найти следы тех,кто не мог причинить ему зла.Искал их он довольно долго,уже отчаявшись и собираясь завыть от злости и обиды.Но добрый Собачий Бог сжалился над ним.Как раз с первыми дождевыми каплями ветер издалека донес до него тот самый Нужный Запах.Не переставая принюхиваться,пес навострил уши и наддал так,что лапы замелькали,создавая впечатление,будто их у него не четыре,а сорок четыре.Он влетел в какой-то переулок ,в глубине которого виднелись Его Люди.Двуногие были заняты странным делом:ходили кругами вокруг статуи...нет,не статуи.Завтрак принюхался.Это что-то непонятное пахло живым.Пес предупредительно гавкнул-сигнал не возымел никакого действия.Тогда он рискнул попробовать ЭТО на зуб.Кажется,все же ОНО было статуей.Потому что живые люди,чью штанину зажимают в зубах и легонько начинают трепать из стороны в сторону,обычно брыкаются,пытаясь освободиться от хватки собачьих зубов.Ладно,и такой странный предмет тоже можно считать своим-раз вокруг него так скачут те,кого Завтрак уже начал считать своими хозяевами.Надо было теперь только обозначить этот предмет своей личной собачьей меткой.Завтрак вознамерился задрать заднюю лапу...

Рана: -Завтрак! - девушка возмущенно замахнулась на пса, который собрался сотворить черное (читай, желтое) дело над несчастным застывшим Эфраимом. Друг человека, конечно, обиделся, но, кажется, понял, что метить статую сталкера не стоит, чревато последствиями... Кэтрин вспыхнула, мгновенно приходя в уже привычное состояние легкой злости, и резко проговорила: -Как скажешь, Николь, так и сделаем. Главное - вообще сдвинуться с места! И скорее, пока Завтрак не решил еще что сотворить с Эфраимом. Ученая решительно ухватила мужчину за плечо и потянула на себя. Статуя наклонилась, почти упала, но Тайлер хватило сил удержать ее. Руки затрещали, а скулы едва заметно покраснели от напряжения. Кивком головы историк дала понять, что ей уже можно помочь. -Стази, бери его за вторую руку. Николь, тебе достается воротник. Ну, давайте! Потянули!

Николь Робин: Вроде не блондинка... Николь посмотрела на действия Кэтрин с изрядной долей скепсиса. Ну не могла она понять почему живого, пусть и неподвижного в данный момент человека, нужно тащить ТАК. Тем более непонятна была мысль о переноске за воротник. - Дамы, погодите секунду... Художница приняла вес проводника на колено и сноровисто стащила с Эфраима рюкзак. Тяжелый рюкзачок оказался... Приспособить его себе на спину получилось только со второй попытки - очень уж поза неудобная была. Сквозь ткань штанов чувствовалось тепло гешефтовой спины. Что ж ты такой невезучий-то? - Думаю, так тащить полегче будет. Внезапно светлую художественную голову посетила очередная грандиозная идея. - Завтрак, ну-ка иди сюда! Иди-иди! - Николь похлопала себя по ноге, - Ко мне, кому говорят! Пёс настороженно подобрался ближе. Девушка ухитрилась схватить его с первого раза, хоть это было непросто, учитывая, что она продолжала стоять на одном колене, придерживая другим проводника. Акробатика прям какая-то. Выберусь отсюда - пойду в цирк устраиваться. Четвероногое лишилось своего импровизированного ошейника и было отпущено на волю. Художница распутала пояс, заменив его верёвкой, снятой с Завтрака, и продела под мышками "статуи". Широкая плотная лента пояса образовала свободную петлю. Получилась довольно удобно. - Ну что, двинулись? - Произнесла Николь вставая и покрепче взявшись за свежеизобретённую конструкцию. - Впереди метров на двадцать вроде чисто.

Стази Келети: Мда… Ситуация… Стази представила насколько комично они должно быть смотрятся со стороны. Три хрупкие девушки, пытающиеся волочить за собой недвижимого мужчину. Тоже, в принципе, не особо блиставшего объемами, но… безучастного, закаменевшего, отчего все равно жутко тяжелого. «Да уж, такими темпами мы его далеко не утащим. Мало того, что движемся непонятно куда, не зная дороги, так еще неизвестно что там с аномалиями». Кстати, на счет дороги мысль у Келети возникла очень правильная и своевременная. - Девочки, а куда мы сейчас направляемся? – поинтересовалась она у своих спутниц. Нет, ну понятно было, что изначально они собирались вернуться в Слепой город, где остались Медведь и Креон, но… дорогу то ведь вроде как никто кроме Эфраима не знал. А поскольку мужчина сейчас был, мягко говоря, безмолвным, то указать нужный путь следования никак не мог. – Кто-то хотя бы смутно представляет в какую сторону нам следует двигаться? – Стази на мгновение остановилась и перевела дух, а затем с удвоенной силой принялась тянуть Гешефта за руку.

Эфраим: Разумнее всех, на взгляд Гешефта, поступил рыжий некошерный зверь. Он так же, как и все явно не соображал, что происходит, но явно не смущался этим фактом и старался вести себя элегантно и непринужденно. Тем не менее не давшей свершить псу его черное дело Кэтрин Эфраим был искренне благодарен. Особенную прелесть ситуации добавлял тот факт, что застыл Сойфер на манер дедушки Ленина в позе, известно в народе под названием "Б-г подаст". "Сейчас я себе еще что-нибудь сломаю для довершения колорита" - отстраненно подумал мужчина, к которому временно вернулась способность мыслить цензурными конструкциями. - "Это будет очень, ну просто чрезвычайно смешно." Теперь он особенно хорошо понимал сослуживцев из числа малорослых и тощих, которых на учениях выволакивали на импровизированных носилках из-под импровизированного "огня". Потрясающие были ощущения, и в добавок ко всему он понимал, каково сейчас девушкам, вынужденным вершить совершенно неподходящие под их телосложение дела. Перед глазами Гешефта расстилался бескрайний простор серого Хармонтского неба.

Рана: Девушка со вздохом ухватилась за предложенную лямку, прикинула расстояние до завода и поняла, что или они сдохнут, или Гешефт отмрет. Впрочем, бросать его здесь было бы плохим решением. -Идем к заводу, - проговорила ученая, глядя на темное здание впереди. Что-то подсказывало ей, что идти надо туда. Выдохнув, Тайлер поудобнее уперлась ногами в землю и скомандовала. -Потянули! первые секунды девушке казалось, что у нее сейчас что-то лопнет от натуги, в глазах забегали звездочки, но тут неповоротливое тело из проводника соблаговолило сдвинуться с места и все стало намного легче. "Слава богу.." Обещанные двадцать чистых метров они прошли относительно спокойно.

Николь Робин: Идти и тянуть за собой Гешефта было легко только первые метры, а потом рука начала уставать, а пояс врезался в ладонь. Николь утешала себя только тем, что их горе-проводник всё-таки не настоящая статуя, а обычный человек, пусть и неподвижный. Камушек такого формата они втроём и сантиметра не протащили бы. "Каторжники в каменоломне. - подумала девушка и грустно усмехнулась, - Как есть каторжники!" Кроме всего прочего мучил ещё и вопрос на тему, что же такого Эфраим нагрузил себе в рюкзак, поскольку данный предмет, при своих небольших размерах весил довольно много. Утешало лишь то, что на плечах нести гораздо легче, чем в руках. Миновав двадцать метров, Николь на несколько секунд остановилась и окинула взглядом предстоящий отрезок пути. В первый момент показалось, что впереди всё чисто, но при непрямом взгляде, один участок впереди вызвал подозрения - неправильно он выглядел. Так или похоже могла выглядеть плохая цифровая съёмка. Пока движения в кадре нет, изображение чёткое, но стоит появиться даже небольшому движению, и вся картинка распадается на крупные смазанные квадраты. Ощущение тревоги и дискомфорта едва заметно, но тревожно зудело где-то в уголке сознания. Художница сразу же предупредила остальных. - Метрах в пятнадцати спереди какая-то неправильность. Что это я не знаю, но доверия оно не внушает. В общем, между теми двумя чахлыми кустами лучше не ходить. Слева всё чисто.

Стази Келети: И сама манера передвижения, и то как они волочили за собой несчастную «статую», и усилия, которые к этому прилагали, напомнили Стази небезызвестную картину замечательного русского художника Репина «Бурлаки на Волге». По крайней мере, она себя сейчас точно этим самым бурлаком и ощущала. Неизвестно что там себе думали остальные члены их маленькой экспедиции, но вряд ли мысли их были наполнены позитивом и радужным ожиданием будущего. Не так ситуация складывалась. Впрочем, Келети не взялась бы судить за кого-то. Кто знает, может быть, ее спутницы получали настоящий кайф от занятия, которым им сейчас приходилось заниматься. К тому времени, когда злосчастные двадцать метров наконец-то закончились, Стази почувствовала себя выжатой как лимон. А это ведь было только начало пути. До завода, куда они направлялись, оставался еще приличный отрезок. К тому же Николь завидела впереди что-то неладное. Она толком не объяснила что там такое, но ясно дала понять, что стоит быть осторожнее и не соваться к чахлым кустикам, видневшимся впереди. - Ну… слева, так слева, - согласно кивнула девушка. Все равно у нее никаких других предложений не имелось. – Интересно, когда он уже отомрет? – поинтересовалась она, поудобнее вцепляясь в мужчину и готовясь к новому рывку. – Представьте, что было бы с нами, будь он чуть повыше… или потолще… - похоже события последних суток каким-то образом повлияли на речевую активность мисс Келети, которой почему-то постоянно хотелось разговаривать. Хоть о чем-нибудь…

Рана: Кэтрин покрепче вцепилась в лямку и потянула тело их проводника в указанном направлении. Сравнение с картиной знаменитого русского уже не раз приходило ей в голову, но высказаться мешало сбивающееся дыхание. А еще очень хотелось ругаться, просто поразительно, как всегда хочется того, чего делать не надо... "Если бы он был потолще и повыше, то я его бы добила. Чисто из врожденного человеколюбия..." - мрачно подумала девушка, налегая на ремень. -Думаю, что через час мы будем на месте, - после некоторого периода молчания произнесла девушка, прикидывая на глаз расстояние до завода, - если конечно Зона не подкинет нам новых приключений. "Видит Бог, нам чертовски не везет с провожатыми. Они исчезают, попадают в неприятности, снова исчезаю и снова вляпываются по самые уши. И это при том, что три неопытные девицы, по сути,постоянно отделываются легким испугом..."

Николь Робин: Николь просто шла. Медленно, плавно, стараясь не делать резких движений - руки устали на столько, что начали неметь. Кончиков пальцев девушка уже почти не чувствовала и очень боялась не удержать пояс. Метры становились бесконечностью. А ведь ещё нужно было следить за дорогой и окрестностями. Нехорошее место они уже миновали. Так и не удалось узнать действие и природу той дряни. Может и к лучшему. Дорога была вроде бы свободна от всякой аномальной активности и художница не считала нужным тратить силы на разговор. Только не давало покоя ощущение тревоги, которое возрастало с каждым шагом, приближающим их маленький отряд к разросшимся деревьям частного сектора. Как же тихо! Николь только теперь заметила тишину. Нет, это не была тишина глухоты, заставшей их врасплох некоторое время назад. Это была тишина места, где никто не живёт. Звуки были: шорох нечастых дождевых капель в траве, звук скребущих по разбитому асфальту ботинок Гешефта, тихий цокот когтей Завтрака, дыхание - но они лишь подчёркивали молчание запустения. Ещё через пять метров хотелось тихо сдохнуть и не мучиться. В глазах начало темнеть. Художница поняла, что стоит что-нибудь срочно предпринять, или всем будет плохо если она пропустит что-нибудь вредное для здоровья. - Девушки, предлагаю пару-тройку минут отдохнуть. В противном случае рискуем попасть в неприятности.

Стази Келети: Предложение Николь отдохнуть поступило как нельзя вовремя. Потому что единственное, чего сейчас хотела мисс Келети – это упасть на землю и хотя бы немного полежать. И кто ж знал, что Эфраим окажется таким тяжелым? Это ж сума сойти можно… - Я за! – тут же озвучила девушка свое отношение к поступившему предложению. Да и вряд ли кто был бы сейчас против. Потому что одного взгляда на спутниц Стази хватало для того, чтобы понять, что и они измотаны ничуть не меньше. А ведь, по сути своей, девушки преодолели не такое уж большое расстояние. Просто дополнительный груз для измученных событиями последних дней леди оказался сложным испытанием. Стази, одной рукой продолжавшая тянуть парня, другой быстро утерла пот со лба, который уже тонкими струйками начал стекать по вискам. Духота, повышенная влажность и силовая нагрузка делали свое дело, заставляя девушку просто плавиться. - Где нам лучше приземлиться, Николь? – обратилась она к художнице, имея в виду тот факт, что приземляться им стоит где-нибудь подальше от аномалий, которые мгла заметить девушка, используя свою «необычность». «Скорее бы уже отдохнуть… или… Или им придется тащить еще и меня…»

Николь Робин: - Приземлиться? - Николь остановилась и методично рассмотрела окрестности, - Можно прямо здесь. По крайней мере, здесь ничего подозрительного не заметно. Только остановившись художница смогла наконец отдышаться. Ффуу... Ну и духотища! Ни за что больше не буду таскать тяжести по такой жаре, да ещё и в свитере. Помимо всего прочего, свитер ещё и намок под дождём. Девушка с тихой завистью посмотрела на Завтрака, который понял, что намечается привал и уселся под ближайшим жидким кустом, вывалив наружу длинный розовый язык и улыбаясь во всю свою собачью пасть. Как же хотелось поступить по примеру этого четвероногого создания! - Люди, у кого-нибудь случайно есть вода? Если есть, поделитесь, пожалуйста? - Николь понимала, что наглеть - нехорошо, но пересыхать тоже нехорошо и чревато всяческими последствиями.


 

Художественная галерея

25. 4. 09
Открывается наша галерея, вскоре появятся новые разделы, новые картины, каждое произведение искусства подписано, удачного путешествия в мире искусства.
 

Спонсоры: