Художественная галерея 17 век


Форум » Зона » Чумной город (часть 2) » Ответить

Чумной город (часть 2)

Мастер Игры: Часть Хармонта, оказавшаясь под ударом и опустевашя очень стремительно.Находится со стороны входа в Зону из МИВКа.Абсолютно пустой город,покосившиеся дома с грязными окнами,в которых кое-где еще сохранились стекла, и опутаными мочалками антенами.Потрескавшийся асфальт.Эта часть Зоны получила такое название из-за того,что все эвакуированные отсюда переболели чумкой.

Ответов - 127, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Рана: -Совершенно с тобой согласна, - пробормотала девушка, начиная забирать вправо. Проблема была только в том, что здесь никто не прокладывал удобной для ходьбы тропинки и девушке приходилось протаптывать ее самостоятельно. Ноги, в слишком больших для Раны сапогах, скользили по грязи, но в общем и целом Кэтрин неплохо справлялась, особенно если учесть то, что Николь вообще сильно не повезло с обувью. Прикинув расстояние, которое она прошла, ученая развернулась и пошла вперед, параллельно проторенной дорожке. "Блин, тут надо трактор на гусеничном ходу пускать, а не ученую-историка в сапогах сорок пятого размера!" Через несколько минут девушка обернулась, присматриваясь к происходящему за спиной. То, что она увидела, ей совсем не понравилось. "Надеюсь, мне мерещится..." В пелене дождя Кэтрин на несколько мгновений показалось, что вдалеке движутся фигуры муляжей, но уже через пару мгновений Тайлер поняла, что это и вправду лишь наваждение. "Так и рехнуться недолго..."

Николь Робин: Опять они куда-то идут. На сей раз вообще не очень понятно куда - из-за дождя не было видно почти ничего. Говорят, бывают кислотные дождики... А интересно, бывают ли аномальные? Проверить, что-ли?... Николь подставила сложенные горстью ладони под крупные дождевые капли. Очень быстро набралось воды на несколько глотков. Девушка опасливо лизнула жидкость и пришла к выводу, что она ни чем от нормальной дождевой воды не отличается. Пить хотелось страшно, а умирать от жажды в такой ливень - глупо. Кэтрин довольно резво плюхала сзади, являя собой яркую иллюстрацию того, что учёные из МИВКа грязи боятся не больше, чем тяжелая гусеничная техника. Николь размышляла о дожде, стараясь одновременно не попасть под тяжёлый ботинок пятками, и внимательно осматривала территорию.

Рана: Когда дождь усилился, Кэтрин не стала пренебрегать своим превосходством и опустила забрало шлема, так что теперь вода с легким стуком ударялась в прозрачный пластик и быстрыми ручейками стекала вниз. "Эх, дворников не хватает.." Впрочем, если не считать легкого холода, Тайлер чувствовала себя вполне комфортно. Защитный костюм ей в кое-то веки пригодился, он не пропускал ни единой капли дождя, и застегнутый внутри фотоаппарат, хотя и давил на грудь, оставался сухим. Портить хорошую технику ("Относительно хорошую," - немедленно поправила ученая сама себя) было последним делом. Сапоги непомерного размера упорно месили грязь, но Рана все же старалась идти так, чтобы не наступать на ноги Николь. Ей с одеждой сильно не повезло, и поэтому вскоре историк стала искать глазами место, где они могли бы переждать ливень. Не хватало, чтобы Робин схватила себе воспаление легких. Откинув на несколько секунд забрало, Кэтрин громко сказала, стараясь быть услышанной сквозь шум дождя: -Николь, ты до нитки мокрая! Надо где-то переждать!

Николь Робин: Николь продолжала упорно идти вперёд. Не очень быстро, крайне осторожно, но идти. - Неважно. Нас там остальные ждут. Доберёмся - будем все вместе искать укрытие. Впереди и чуть слева появилось очередное едва заметное аномальное пятно. На сей раз серебристо-голубое, состоявшее из затейливо переплетённых световых струй. Судя по поведению дождя, это была "комариная плешь". Нам туда не надо. Даже не пытаясь перекричать дождь, девушка сначала показала рукой в сторону опасного места, а потом махнула вправо, давая понять с какой стороны его лучше обогнуть. Странно... Давно уже идём, а Стази с Гешефтом всё не видно... Может, свернули не туда? Художница начала беспокоиться и, после того, как миновали опасный участок, стала забирать левее. Фигуры оставленых спутников всё ещё не показывались, а местность стала совсем не знакомой. Где мы вообще? - Кэтрин, мне не хотелось бы об этом говорить, но, кажется, мы потерялись.

Рана: Кэтрин фыркнула. Заблудились! Этого следовало ожидать. В такой пелене дождя можно было проглядеть не только две одинокие фигуры Стази и Эфа, но и нечто гораздо крупнее форматом. "Нам надо что-то делать..." -Плохо, - вздохнула Тайлер, останавливаясь и напрягая зрение. Если они потеряли своих спутников, то им нужно хотя бы найти место, где они смогут подождать, пока ливень кончится. В такую погоду искать кого-либо было заведомо бесполезным делом, о чем Кэтрин и не преминула сообщить Николь. -Мы не найдем их по такой погоде, - заметила Тайлер, делая неопределенный жест рукой, - мы только больше заплутаем. Надо искать укрытие, и чем быстрее мы это сделаем, тем лучше. Кэтрин вспомнилась громада Завода, к которой они так упорно шли. Вот где сейчас, наверное, сухо и, возможно, тепло. -Николь, отсюда далеко до завода?

Николь Робин: Николь задумалась. - Это смотря где мы находимся... В такую погоду ничего не разглядеть. И вообще, я здесь с детства не была, а за это время могло всё очень сильно измениться. И уж точно четырнадцать или пятнадцать лет назад здесь не было аномалий. Предлагаю просто идти (на сколько это возможно) вперёд, и попытаться найти хоть что-нибудь, похожее на укрытие. В нашем случае и дерево сойдёт, если листва плотная. А может и на строение какое-нибудь наткнёмся... Тут же внутри завозилась разбуженная совесть, напомнившая о двоих оставшихся где-то там, под дождём, членах группы. - А может всё-таки остальных поищем? Я и так мокрая. И врядли стану мокрее. Так что мне без разницы.

Эфраим: - Все не так просто, Стази. Мысли в голове Эфраима сейчас были ясные-ясные, как будто он повторил свой небогатый наркотический опыт и вместе с одноклассниками, шалея от собственного "бунтарства" наелся экстази. Все было бы просто замечательно, если бы только Мэнахэма, крошку Мэни, самого приличного, по мнению Тамар отпрыска рода Сойферов, не посекло насмерть той металлической дрянью, которой накачивают свои пояса смертники. Если бы к него не было двоих детей и беременной жены. Если бы у Эфраима была хоть какая-то уверенность, что его мама вообще сможет это пережить. И если бы сам Гешефт, он же Эфраим Ури Сойфер, он же шлимазл, он же посредник, он же жертва безыскусного шантажа, он же блудный сын, он же - убийца, не торчал сейчас посреди забытого Б-гом, забытого давно и прочно, места, как пугало посередь огорода. И если бы он хотя бы в общих чертах знал, что теперь делать. Но ведь что-то делать было надо. Хоть что-то. Самую малость. - Все очень даже сложно. На мой вкус - многовато трупов за одни сутки. Аж зашкаливает. В рюкзаке был фонарик. Это Эфраим тоже помнил, как помнил здесь и сейчас массу никому не нужных подробностей никому не интересных событий. Например, он мог в лицах пересказать весь первый день Мэнахэма в школе. Но в рюказке был фонарик. Гешефт, не меняя выражения лица, извлек его на свет и, направив куда-то наобум в зыбкую морось, стал ритмично нажимать на кнопку. Включить-выключить. Включить-выключить. И снова. Надо же что-то делать. - Что-то они долго.

Стази Келети: Эфраим погрузился в свои мысли, а Стази не видела смысла его отвлекать. Чувство такта взяло верх. И было как-то совсем не до разговоров в такой момент. Девушка не знала, какие мыслительные процессы сейчас происходят в голове Гешефта, но могла догадываться, что ничего положительного в них нет. Скорее всего, воспоминания… По крайней мере, окажись Стази на его месте, то точно бы вспоминала… И лишь когда он сам решился нарушить молчание, девушка встрепенулась. - А сегодня были еще трупы? – немного испуганно поинтересовалась она. Да уж, перспективка не из приятных… Наткнуться где-нибудь на умершего человека. На душе и без того было как-то уж слишком неспокойно. Во-первых, из-за складывающейся ситуации вообще, а во-вторых, из-за слишком длительного отсутствия Кэтрин и Николь, которым пора бы было уже вернуться. - А что, если с ними что-то случилось? – озвучила Келети свои мысли, наблюдая за тем, как мужчина пытается сигналить фонариком. Дождь все усиливался, и видимость с каждой минутой становилась хуже и хуже. - А мы даже ничего не можем сделать… Застряли тут… - в голосе Стази послышалась досада.

Рана: Кэтрин внимательно посмотрела на потоки воды, которые стекали на землю с волос и одежды Николь и глухо выругалась. -Искать так искать, - решительно сказала девушка, поворачиваясь на месте и пытаясь найти хоть какую-то визуальную зацепку вокруг, но дождь превращал местность в какое-то клонированное подобие самого себя. Все казалось одинаковым, словно кто-то много раз скопировал и вставил одну и ту же картинку с изображением непогожего дня. "Существует ли такая штука, как везение?" - мелькнуло в голове девушки, но тут среди ливня и мглы где-то неподалеку от них стал мигать свет. -Кажется, нам дают сигнал, - улыбнулась Тайлер, поворачиваясь на свет. Немного расстегнув молнию на комбинезоне, ученая включила фотоаппарат и три раза подряд нажала на кнопку съемки. Автоматическая вспышка немедленно озарила темноту вокруг них, давая понять, что здесь кто-то есть. -Идем, Николь, - Кэтрин убрала фотоаппарат обратно и, взяв подругу за рук, повела ее вперед, в душе надеясь, что та не перестала следить за наличием аномалий вокруг.

Эфраим: - А что, если все это вообще сложнонаведенная галлюцинация? - риторически вопросил Гешефт то ли у Стази, то ли у дождя. Впрочем, скорее все же у Стази. "Сынок! Скажи наркотикам "Нет!" И вообще, хватит уже с ними разговаривать!" Серая пелена на ритмичное использование фонарика отреагировала единичной, но яркой вспышкой. Ну да, у темненькой девочки, Кэтрин, был фотоаппарат. - Но история не терпит сослагательного наклонения. Даже такая безрадостная - все равно не терпит. Думаю, через несколько минут нам сообщат, что это было. - это Эфраим адресовал уже конкретно мисс Келети и даже выдавил из себя некоторое подобие улыбки. - И сегодня были трупы. И вчера были трупы. Может, я вас расстрою, но завтра - тоже будут трупы, причем, вот удивительно, без всякой посильной помощи здешних аномалий. Исключительно руками и тщаниями людскими. Плюс еще пара лет Геенома. А может и больше. Гешефт не был уж очень религиозным человеком, но с некоторых пор, а конкретно - меньше суток назад, в голове начал работать своеобразный счетчик. Оставалось только надеяться, что еще нерожденные, но уже авансом горячо любимые потомки соизволят как-нибудь зайти в синагогу и заказать кадиш. "Бедный папа", - ужаснулся про себя Сойфер. - "Читать кадиш по собственному сыну. Какой отвратительный нонсенс." - Однако при всем том я глубоко уверен, что в ближайшее время нашей основной заботой должен стать вопрос, как бы самим не пополнить стройные ряды безвременно усопших. Надеюсь, вы со мной согласны?

Николь Робин: Свет, мигающий в плотной пелене дождя, был как откровение. Оказывается, они умудрялись бродить практически рядом с тем местом, где оставили Стази и Гешефта. - Пойдём. Кажется, по нам соскучились. - Улыбнулась Николь и направилась под ручку с Кэтрин к тому месту, откуда им светили. Ничего подозрительного впереди не наблюдалось, а потому художница шла без опаски. Радость омрачалась только абсолютной мокростью всей имеющейся на ней одежды.

Стази Келети: - Да уж… умеете вы успокоить… - откликнулась Стази на слова мужчины. Мысленно представив себе это далеко не радостную картину: трупы, трупы и еще раз трупы… «Надеюсь, хоть не наши», - подумала девушка. А Гешефт тут же озвучил ее мысли. Хотя почему ее? Наверняка, сам думал о том же. Вряд ли кто-то мечтает присоединиться к орде мертвецов по доброй воле. - Полностью согласна, - Келети кивнула. Действительно, об этом стоило позаботиться. Вот только как? Похоже, из их четверки оружия ни у кого не имелось. Или… - У вас есть какие-нибудь средства самозащиты? – спросила она, успокоенная тем, что на некотором отдалении три раза вспыхнул светлый свет, оповещающий о том, что с девушками все в порядке. Ну, по крайней мере, Стази очень хотелось в это верить. Как и в то, что это именно Кэтрин и Николь подавали им ответный сигнал.

Николь Робин: По мере приближения к месту, голоса Стази и Гешефта звучали всё явственнее сквозь шелест дождя, а их фигуры становились видны всё более отчётливо. К сожалению, понять, о чём они разговаривают, было невозможно - дождь практически полностью заглушал слова, оставляя лишь невнятные звуки. - А вот и мы! - произнесла Николь, подходя ближе к оставленным товарищам, - Прошу прощения за задержку - немного заплутали. Присмотревшись внимательнее (на сколько позволяли потоки воды, мешавшие обзору) девушка поняла, что лица у обоих какие-то ... невесёлые и встревоженные. - Народ, что случилось?

Эфраим: - Это я еще в полную силу не старался! - "утешил" Стази посредник, слегка усовестившись. В самом деле, мог бы поставить себе за труд придержать собственные апокалиптические измышления о тщете всего сущего. Поди, не всем сейчас невесело настолько же, насколько и ему. И, по здравому разумению, в произошедшем вообще никто кроме него самого не виноват. А если быть совсем уж честным - то вряд ли из присутствующих в радиусе поражения есть какое-то дело до произошедшего. "Так что сиди, Гешефт, тихо и в мозг никому не мусори. Может, когда-нибудь зачтется". Но тут вопрос мисс Келети с размаху шибанул Эфраима мордой об кирпич. - Ну... - Сойфер даже слегка растерялся. - Смотря что подразумевать под средствами самозащиты и от чего защищаться. У меня есть вот это. - он отстегнул с пояса еще из Израиля привезенный нож и протянул девушке. - Но я вообще-то не думал, что его придется использовать кроме как для вскрытия консервных банок. Еще, в принципе, я могу по уху отоварить, если понадобится. Но здесь это все вроде как ни к чему. На местные аномалии оно не действует, а тот дружелюбный дяденька, который в ковбоя недавно игрался - ну, из него я думаю, получилось хорошее такое месиво... - Эфраим пожал плечами. - Или я чего-то не знаю и в Зоне теперь тоже нужно оружие? В этот момент из пелены дождя наконец-то вынырнула Николь, принеся хоть какую-то радость за весь этот безрадостный день. - Все в порядке, алмазная донна. Мы просто беспокоились о вас, ну так у нас на то и поводы были. Вы нашли Кэтрин?

Рана: -Об этом можно было спросить меня, - Тайлер шла следом за Николь и логично предполагала, что на таком расстоянии ядрено-красный комбинезон уж всяко можно рассмотреть. "Так, пора что-то делать, а то здесь уже демонстрация холодного оружия началась..." У ученой с собой тоже был нож, но она не вспоминала о его наличии с самого входа в Зону. Слава богу, может быть, потому что с аномалиями лучше вести себя тихо, а если и иметь что-то для боя в руках, то желательно на максимально длинной ручке. Вроде лопаты. Девушка подняла руку и провела ладонью по забралу, пытаясь избавиться от разводов на прозрачном пластике: -Со своей стороны могу выдвинуть предложение как можно скорее продвигаться к какому-либо укрытию, иначе большинство присутствующих здесь схватят себе воспаление легких... Себя Кэтрин в виду не имела, у нее все же было преимущество в виде защитного костюма. "Спасибо МИВКу. Черт, не думала, что мне в голову придет подобная мысль..."

Стази Келети: - Не знаю, что тут теперь нужно, - откликнулась Стази на последний вопрос Гешефта, параллельно рассматривая его нож, но не прикасаясь к нему, - но, видимо, это не особенно заботит тех товарищей, что начали стрельбу в Слепом городе перед тем, как нас чудеснейшим образом перенесло сюда, - девушка обвела взглядом округу. И в этот самый момент из-за стены дождя вынырнули Николь и Кэтрин. - Слава Богу! – выдохнула Келети, увидев своих спутниц живыми и здоровыми. Пожалуй, это сейчас было главным. – Что это было? – поинтересовалась она у Кэтрин, которая могла дать более исчерпывающую информацию о том, что с ней случилось. И куда она внезапно пропала. Ну и, конечно, хотелось верить, что опасность уже миновала. И в ближайшее время не ожидается очередного исчезновения никого из их группы. А вот двинуться куда-нибудь, где можно укрыться от дождя, действительно стоило. Иначе… - Ой! – спохватилась Стази, стаскивая с себя дождевик Эфраима. А ведь она пообещала самой себе, что воспользуется чужой вещью совсем чуть-чуть. – Вот, возьмите ваш плащ. Спасибо! Вы сами совсем промокли! – и девушка протянула дождевик мужчине.

Николь Робин: Мысль, предложенная Кэтрин, была весьма и весьма здравой. Теперь, когда была найдена "точка отсчёта", Николь, пожалуй, рискнула бы поискать какую-нибудь крышу. Желательно над головой. Таковые неподалёку, если не изменяла память, должны быть. Времени миновало очень много, но какие-то постройки могли сохраниться. Зона - штука непредсказуемая. - Уважаемая общественность, как вы смотрите на то, чтобы двинуться? Здесь не далеко - почти сразу за зарослями - вполне возможно, есть дома. Как минимум, укрытие от дождя у нас будет. Где-то на окраине сознания несбыточной мечтой бродила мысль о костре или чём-то подобном, но девушка постаралась лишний раз не задумываться об этом, дабы не портить себе настроение.

Эфраим: - Вот именно, что совсем промок. - пожал плечами Гешефт. - А вы, я надеюсь, еще не совсем, так зачем же уравнивать ситуацию в отрицательном направлении? Мне с дождевика пользы не будет уже в любом случае. Наденьте обратно, Стази, я вас очень прошу. Должен же на крайний случай в нашей бравой команде остаться кто-нибудь, кто не утонет в соплях. Раздумывать над предложением Николь он не стал - как-то не было настроения вообще раздумывать и Эфраим справедливо полагал, что чем меньше труда он дает сейчас собственным мозгам - тем больше шансы, что все это когда-нибудь закончится. Так или иначе. - Я - за. Дома так дома. Воспаление так воспаление. Однако если будет помещение с бетонным полом и разбитым окном, можно будет попытаться сообразить огонь и не поиграть при этом в газенваген.

Стази Келети: «Ну да, кто-нибудь, кто не утонет в соплях… В соплях может и не утону, но на голову я уже точно больна», - мысленно усмехнулась Стази, вспомнив свое вчерашнее приключение. Благо, голова уже болела не так сильно. Да можно сказать вообще не болела, по крайней мере, пока девушка не начинала об этом задумываться. - Спасибо, - поблагодарила она Гешефта. – Но мне, право, очень неудобно… Неловко было до жути. Стази устала от того, что кто-то чем-то постоянно жертвует ради нее. С одной стороны, это хорошо, а с другой… с другой на испытывала неудобства, потому что не знала что может дать взамен. В качестве благодарности. Кроме своего «спасибо». - Да, я тоже за, - откликнулась она на предложение Николь. Действительно очень хотелось верить, что какое-нибудь маломальское укрытие находится рядом. Поэтому Келети мысленно обратилась к кому-то сверху, с просьбой о том, чтобы предположения Николь оказались правдой. - Ты знаешь в какую сторону следует идти? – с надеждой обратилась она к девушке. – Там ничего аномального не наблюдается?

Рана: Кэтрин пожала плечами и сделала неопределенный жест рукой: -Единственный, кто может найти здесь хоть какую-то крышу - это Николь, как мне кажется. Я знаю только два здания, в которых можно переждать дождь - это тот сарай, в котором заперты муляжи-маньяки, и завод, до которого мы, вероятно, уже никогда не дойдем. После этого девушка замолчала, понимая, что единственный их шанс на хороший исход - это Николь. И ученая искренне надеялась, что девушка не испугается ответственности за их жизни. "Успокойся, не испугалась же, когда вела нас вперед, когда нам приходилось тащить на себе статую Гешефта..." Историк глубоко вдохнула и выдохнула. Потом повторила процедуру. Время шло и принимать решение надо было уже сейчас.

Николь Робин: Николь на миг задумалась, вспоминая картину местности до начала дождя. Если зелень за все прошедшие годы разрослась не очень сильно, то до домов должно быть минут пять по прямой. Сразу же пришлось вспомнить, что условия не располагают к беспечным прогулкам, и принять во внимание, что путь может стать длиннее. - Идти нам надо вон туда, - художница махнула рукой в нужном направлении, - Что касается аномалий, то тут трудно сказать. Знаю про то, что там творится сейчас, я не больше вашего. Хотя... Этот район мне почему-то особого доверия не внушает. Очень надеюсь, что моё мнение ошибочно. Николь действительно надеялась на это изо всех сил, поскольку частный сектор был сейчас единственным их спасением от дождя и ветра.

Эфраим: - На здоровье, Стази. И, поверьте, есть масса куда более неудобных вещей. Вот, например, в темноте сакумы не перепутать... Эфраим зевнул и попытался рассмотреть хоть что-то в направлении, указанном Николь. Получилось достаточно посредственно, но почему-то этот факт Гешефта смутил мало. Наверное по той причине, что тактику действий для себя он уже избрал. - Сказать - трудно. А вот проверить... - Сойфер подмигнул девушке. - Проверить - это очень легко. Возражения есть? Возражений нет. Собственно, даже если они и были, Гешефт не намеревался их слушать, ему вдруг взбрело в голову на практике проверить, насколько благосклонным бывает Рок к тем, кого он уже пережевал и выплюнул. В любом случае, перспективы потери чего-либо его смущали мало. Эфраим закинул рюкзак на плечи и бодрым шагом двинулся в избранном направлении, не глядя по сторонам и не оглядываясь. Метров через десять он остановился и звучно стукнул себя ладонью по лбу. - Ну как же я мог забыть! Гайка отправилась в свой законный полет, достаточно быстро скрывшись из видимости за пеленой дождя. - Как я и предпологал, смысла в этом не было никакого. А чем, я, собственно, хуже гайки? Хмыкнув, Гешефт продолжил путь.

Николь Робин: Николь даже сказать ничего не успела, а Гешефт уже резво топал в дождь. Ладно хоть направление выбрал относительно правильное... Девушка, усиленно вглядываясь в дождевую муть, двинулась следом. По такой погоде то, что располагается впереди, видно было ужасно. Куда это он так рванул? Додумать не дала вспышка молнии, с оглушительным треском разряда шибанувшая впереди. Яркий свет проявил верхушки деревьев, давая понять, что до искомых зарослей не так уж и далеко. Это было хорошо. Плохо было другое - белый извив электрического разряда оставил в воздухе едва заметный, но не желавший пропадать рисунок... Распростёршуюся в полёте стилизованную птицу. При одном взгляде на знакомый контур становилось страшно и художница не могла понять чей именно это страх - её или чей-то чужой.

Рана: К счастью или к сожалению, но рисунок видели все. Ну ладно, вероятно все, потому что Эфраим развил нешуточную скорость и... может он не встречал этого знака вообще. По крайней мере Рана познакомилась с ним только здесь, хотя в Мивке считали, что знают обо всех вероятных "шуточках" Зоны. Среагировала ученая достаточно быстро - она в два прыжка нагнала парня и притормозила его, схватив за рукав. -Обожди, у нас небольшие неприятности... "А может и большие, кто знает..." Кэтрин успела показать Гешефту на рисунок, прежде чем он исчез. Он и так держался в воздухе неправдоподобно долго... -Видел? Эта штука преследует нас везде, - достаточно спокойным тоном проговорила Тайлер, внимательно осматриваясь по сторонам, - обычно эту птичку мы замечали перед какими-то новыми неприятностями.... "Звучит по-дурацки, но может Эф не станет считать это идиотизмом..."

Эфраим: - Ух ты, птичка! - Гешефт изобразил на лице жизнерадостную идиотию. - Спасибо за предупреждение, Кэтрин, но... Раз предвещает неприятности - значит, наверное, будут неприятности. А большие или небольшие... Со здешними масштабами для человека разница незначительна. Идти вперед все равно надо. Гаек все равно не видно. Сталкеров среди нас все равно нет. Итог? Я пошел. У меня тут, кажется, свои резоны, а вам проверяющий уж точно не помешает. Так что держитесь на максимальном расстоянии и, если вдруг что - даже не думайте меня вытаскивать, по-хорошему настаиваю. Кстати... - Сойфер снял рюкзак и сунул его в руки Кэтрин. Потом подумал пару секунд и, отстегнув с пояса нож, отдал девушке и его, оставив себе только фонарик в кармане куртки. - Он не очень тяжелый, думаю, не надорветесь. Если выйдем на более-менее безопасное место полным составом - вернете. Если нет... Вам определенно может пригодится содержимое. Если что - помяните меня, как супермена-с-железными-яйцами. Всегда хотелось. Передавайте всем приветы, мне пора. Возможно, Гешефта настигло то, что в ЦАХАЛе называли как "снос крыши". Возможно, ему просто хотелось проверить, как далеко вообще может зайти человек в неоправданном риске. В любом случае, известие о смерти брата сместило у него понятие о допустимом и недопустимом куда сильнее, чем все произошедшее до того. Остановиться он собирался либо по достижению пункта назначения, либо по более тривиальным причинам отбытия в лучший мир.

Стази Келети: Да уж, повисшая в небе птичка не вселяла уверенности с положительный исход их путешествия. Да и вообще не вселяла никакой уверенности. Зато очень активно наталкивала на не совсем приятные мысли, относительно их будущего. Хотелось, конечно, верить, что все обойдется, но практика упорно показывала обратное. Наверно, следовало просто смириться и принять то, что уготовала им судьба или кто там. Но ой как не хотелось этого делать. «В небе птичка – жди беды», - подумала про себя Стази ставшую уже прописной истину. И, похоже, один только Эфраим оставался в неведении. И неизвестно куда бы его занесло, не останови его Кэтрин. Впрочем, толку особого все равно не было, потому что мужчина в любом случае решил погеройствовать. Широкий жест, но… стоит ли он того? Хотя в глазах Келети Гешефт поднялся еще на несколько ступеней. Мужчина меж тем вручил Кэтрин свой рюкзак и снова смело зашагал вперед. - Мы должны его остановить! – не выдержала Стази. – Это же опасно! И глупо!

Николь Робин: Резкий страх постепенно ослабевал, словно и его смывал дождь. Николь перестала до рези в глазах всматриваться в серую пасмурную муть - вспомнила, что внимательным взглядом нужного не увидишь... И увидела то, что стОило бы заметить раньше. У самой земли, под тем местом, где ещё пару мгновений назад была видна птица, плавно и неспешно расходились в стороны и истаивали светящиеся пятна непонятно-струйчатого цвета. Художница даже головой потрясла - а вдруг показалось? Нет, не показалось. Происходящее никуда не пропало. Ничего себе заявки?!! Ну и везёт же этому безголовому! - Глупо, но похоже он знает, что делает. - пояснила Николь, справившись с состоянием крайнего обалдения. - А мы не будем сильно от него отставать. По возможности, конечно. Увиденное требовало обдумывания, но не теперь. Тем не менее, некоторые неясные мысли в голове бродили, отвлекая от действительности. Девушка последовала за Гешефтом, стараясь идти тем же путём, что и он.

Рана: Кэтрин пожала плечами и спокойно зашагала за Эфраимом, стараясь ступать след в след. Что-что, а ввести в привычку идти точно за человеком девушка уже успела. После того, как она отошла на шаг от провешенного маршрута, случилось все... это. По-другому не скажешь, наверное. Хотя нет, Тайлер могла бы высказать несколько малоцензурных слов, которые наиболее полно охарактеризовали бы ситуацию. "Да уж. Дуракам везет." Рана начинала подозревать, что все это кончится не просто плохо, а катастрофически. И эти мысли пугали. "Думай о хорошем... Но о чем?" Девушке оставалось лишь передвигать ногами и внимательно смотреть за дорогой - вляпаться во что-то по невнимательности хотелось меньше всего.

Эфраим: Вопреки мыслям Николь, Эфраим совершенно не знал, что он делает - даже в общих чертах. Он просто шел себе вперед, время от времени фиксируя происходящее периферическим зрением, и представлял себе, что он великий еврейский танк "Меркава". Даже не сказать, чтобы Гешефт как-то особенно напряженно думал о своем маршруте - в какой-то момент ему даже пришла в голову шальная идея закрыть глаза и посмотреть, что из этого получится, но, очевидно, степень маразматичности данной мысли зашкаливала даже для Гешефта в его нынешнем, не шибко адекватном состоянии. Дуракам везет? Гешефт не разделял этого распространенного мнения. А сейчас он к тому же еще и очень хорошо знал, что и умным - тоже не везет. Не везет ни богатым, ни бедным, ни больным, ни здоровым... И вообще, какое, собственно, значением имеет фактор удачливости здесь, в Зоне, особенно если присовокупить к этому тот фактор, что Сойфер всю жизнь был таким "везунчиком", что даже сам себя в зеркале время от времени искренне жалел. В общем, Эфраим шел вперед и представлял себе, что он "Меркава" или, на худой конец, какой-нибудь захудалый БТР, патрулирующий израильско-палестинскую границу и ему на все плевать, потому как он - механический, и даже если будут стрелять в упор в район мотора - больно не будет. Гешефт улыбнулся своим мыслям и принялся что-то насвистывать себе под нос про то, как в Кейптаунском порту много чего интересного происходило.

Мастер Игры: Дождю то ли надоело лить в полную силу,то ли он просто стал выдыхаться.Гроза уходила куда-то за горизонт,откуда гром доносился уже не устрашающими раскатами,а глухим ворчанием.Тучи заметно поредели и сулили надежду на то,что скоро сквозь них должно было пробиться солнце.Насквозь промокшие девушки,как им и было велено,держались на максимально безопасном расстоянии от ходячей гайки о двух ногах и руках. Они старались не выпускать из виду немного нескладную фигуру молодого человека.Наверняка им было страшно за Эфраима и не совсем понятно,что означало это его"мне пора".Куда можно было спешить в Зоне?Разве что в гости к Богу-но туда,как известно,не бывает опозданий. Только что ровный участок грунта,разделявший путников,внезапно вспучился-как будто под землей гигантский крот стремительно рыл ход на поверхность.Словно вскрывающийся нарыв,свежеобразованный холм лопнул,выпуская наружу самый настоящий гейзер.Тугая струя горячего пара со свистом ударила в небо,подымаясь на высоту двухэтажного дома.Во все стороны полетели капли кипятка,клочья грязного размокшего под дождем дерна вперемешку с комьями земли,камнями,обломками асфальта.Блуждающая аномалия,называвшаяся,естественно,гейзером,срабатывала примерно раз в сутки в самых неожиданных местах и покрывала большой участок территории.Бывалые сталкеры просто диву давались,каким образом она умудрялась так быстро и непредсказуемо перемещаться по Зоне.Действовал гейзер недолго-не более десяти минут,но и этого хватало,чтобы прилежащие к нем окрестности заволокло облаками пара,трава"сварилась",а выпавший град камней довершил картину.Один из камней ударил по голове Николь,осколок асфальта угодил в плечо Стази.Рана,бросившаяся на помощь спутницам,поскользнулась в грязи и растянулась во весь рост.Горячие мелкодисперсные капли веером накрыли Гешефта.

Николь Робин: Зона в очередной раз очень доходчиво объяснила, что может быть непредсказуемой и коварной. Объяснила... "Кирпичом" по голове. Николь только и успела различить изменения в нематериальной части обзора, как заработала тяжёлым предметом по маковке. По счастью, камень пришелся вскользь, но боль от этого слабее не получилась. Как результат - слёзы из глаз и непередаваемые словесные конструкции пополам с шипением сквозь зубы и расстроенно-злым рычанием. Девушка пригибаясь отбежала на безопасное расстояние, а теперь стояла, растирая рукой место ушиба, и растерянно оглядывала заволакивающее окрестности паром безобразие. И откуда эта дрянь только взялась? Мысль осмотреться по сторонам появилась не сразу, но всё же появилась. Одного взгляда хватило, чтобы понять, что досталось всем.

Рана: Кэтрин едва слышно охнула, успевая извернуться в падении и спасти от гибели казенную камеру. Кажется, это было единственной трезвой мыслью, которая пришла девушке в тот момент в голову. Зона в очередной раз продемонстрировала всем, какой радушной хозяйкой она может быть. Каждому она подарила "радость" на свой выбор. Девушка торопливо поднялась на ноги и, чуть прихрамывая, подбежала к Стази, оскальзываясь на грязи и едва вновь не оказываясь на земле. размазывая грязь по шлему, Рана откинула забрало и и прокричала девушке, указывая на место, где стояла Николь: -Дуй туда! После этого она, не задумываясь о том, что делает, ученая побежала к Гешефту, которого накрыло горячей водой. Схватив мужчину за руку, она побежала обратно, надеясь как можно скорее добраться до спутниц. Горячие струи воды смывали с защитного костюма грязь, теперь он снова был ярко-красного цвета... Но Тайлер чувствовала тепло воды даже через плотную защиту, а это значило, что на деле она еще горячее чем кажется. "Что же это за невезение такое?!"

Николь Робин: В первую очередь во время осмотра Николь постаралась запомнить направление которым они все до этого шли. До деревьев оставались считанные метры, но проклятущий пар грозил скрыть все ориентиры. Плохо. Очень плохо. Если так пойдёт и дальше, до укрытия скоро не добраться. Кэтрин на сложности среагировала быстро и по-деловому. Художнице стало даже слегка совестно за то, что она сама не догадалась с собой Стази оттащить. Теперь же оставалось только служить своеобразным маяком, показывающим безопасное место. Хоть какая-то от меня польза...

Эфраим: Гешефту надо было отдать должное - сколь бы дальним не был временный вояж его крыши, армейская закалка, прошитая на уровне мозжечка, давала о себе знать. Поэтому почувствовав весь поразительный спектр ощущений, доставленных очередной собранной на себя аномалией бежать он никуда не стал. Еще чуть ближе - и был бы на ужин у местной фауны вареный Сойфер а-ля натюрэль, но таки свезло - высокотемпературный эпицентр все же был достаточно удален от многстрадального сына избранного народа. Только кипяточком сверху полило. Кэтрин, конечно, бежать имело смысл - защитный комбинезон ставил ее в более выгодное положение. - Разберусь! Беги! - рявкнул мужчина, буквально в два прыжка покрыв солидное расстояние, куда-то вбок, не по направлению основного выплеска горячего воздуха. Эфраиму случалось быть накрытым взрывной волной. Поэтому от выдернул руку из цепких пальцев мисс Тайлер, сориентировался ногами к гейзеру и рухнул мордой в мокрую землю. Чутье не подвело - предыдущий дождичек не дал грязи под ногами превратиться в кипяток, так что досталось только тыльной поверхности Сойфера. Ну, с этим жить было можно. Главное, как он давно усвоил, это чтобы уцелели глаза. Остальное отрастет. Вот и браслетик поможет. Па-а-адумаешь, первая степень! Заднице было горячо. Морде лица было тепло, черт подери, и приятно. Грязелечбница "Целебные соли Зоны". Мертвое море нервно курит в сторонке. Зато... Ну, хоть какая-то польза. На гаечку эта фиговина все одно бы не сдетонировала.

Николь Робин: Что ни говори, а находиться рядом с фонтанирующим безобразием - довольно нервное занятие. Видя, что у остальных возникли сложности, Николь не выдержала. - Народ! Давайте сюда быстрее - здесь фонтан не достаёт! У всего происходящего был всего один маленький, но положительный момент - воздух от горячей воды гейзера немного нагрелся и художница почувствовала, что наконец-таки перестаёт дрожать в намокшем и липнущем к телу свитере. Хоть бы побыстрее до какого-нибудь укрытия добраться...

Рана: Девушка оказалась в безопасном месте сравнительно быстро - ей-то было совершенно все равно, какой температуры был дождичек. Защитный костюм делал свое дело, и Кэтрин содроганием думала о том, что случилось бы, если она была без него. Добежав до Николь, Рана торопливо откинула забрало шлема и выдохнула: -Черт возьми, неприятности нас преследуют! Ученая быстро огляделась, пытаясь понять, куда им двигаться дальше. Впрочем, это не помешало ей вытащить фотоаппарат, который чудом уцелел во всей этой передряге, надежно укрытый костюмом, и сделать несколько кадров этого безумия. "Эф сам выберется, по крайней мере он явно соображал, что делает, когда самостоятельно отказался от помощи..." Убрав фотоаппарат, девушка снова приподняла забрало шлема и крикнула: -Николь, куда дальше идти? Гейзер разворотил всю дорогу! Извините, что долго не писала, просто возможности не было.

Николь Робин: Мысль запомнить направление была очень и очень своевременной. Теперь, когда видимость ещё больше снизилась, эти сведения пригодились. Двадцать (или чуть больше) метров открытого пространства, а потом... будем надеяться, что какое-никакое, но укрытие от воды, льющей с неба. Только осталось "фонтан" миновать. - Обходим эту пакость по краю - там, вроде, чисто. По крайней мере, я ничего подозрительного не замечаю. Николь первая двинулась в нужном направлении, по широкой дуге обходя аномалию. - Держитесь за мной - мало ли что...

Стази Келети: Иногда Стази начинало казаться, что сюрпризов, которые уготовила им Зона было предостаточно и ничего нового выдумать уже невозможно. Ан нет. Были в закромах ее кое-какие заначки, прежде на свет не вытаскиваемые и послушно дожидающиеся своего часа. А ведь Стази прекрасно знала, знала (!), что птица в небе – плохой знак, но почему-то в глубине души продолжала надеяться на благоприятный исход. Что ж, зря. Неожиданно прилетевший со стороны кусок чего-то непонятного (лишь спустя некоторое время девушка поняла, что это был осколок асфальта) только доказал сей факт. Келети взвыла от боли, еле удержавшись на ногах в скользкой грязи, и тут же схватилась здоровой рукой за покалеченное плечо. «Ага, только перелома для полного счастья и не хватало», - подумала девушка морщась от боли и покрепче стискивая челюсти. – «Везет как утопленнику!» Послушавшись Кэтрин, Стази медленно начала продвигаться в сторону стоящей поодаль Николь, стараясь не потерять девушку в стремительно сгущающемся тумане, образованном испарениями горячей воды, бьющей прямо из земли. Маленький презент от Зоны. Чтобы не расслаблялись. - Что ж мы такие везучие? – задала Стази риторический вопрос, когда ей уже удалось добраться до художницы. Ответа девушка, конечно, не ожидала. Да и разве мог тут быть какой-то вразумительный ответ? Вряд ли кому-то хоть раз в жизни удалось побродить по Зоне без приключений. Она пристроилась позади Николь, готовая двинуться дальше, и стараясь не обращать на пульсирующую боль в области плеча. Другим-то явно досталось не меньше, но ведь никто не жаловался.

Рана: Ученая несколько секунд неотрывно смотрела в направлении, указанном художницей, а потом вздрогнула и перевела взгляд на гейзер. "Это... черт побери, что неправильно!" -Николь! - Кэтрин не выдержала и, подлетев к спутнице, крепко схватила ее за плечо, - выведи отсюда Стази, хорошо? Я останусь - надо вытащить Эфраима из этой пакости. Она понимала, что пострадала меньше всех, а вот Гешефт, черт возьми, все еще находился под этой идиотской поливалкой и высокой температурой нагревания. Если ученая не сможет спасти его жизнь, то хотя бы оттащит его тело подальше от жидкой грязи - таких последних минут вряд ли можно было пожелать и врагу. Девушка развернулась лицом к гейзеру и выцепила взглядом из всего безобразия фигуру Гешефта. "Только бы добраться до него..."

Николь Робин: - Судьба такой... - Пояснила Николь в пол-голоса в ответ на замечание о невезучести. Отвлекаться от дороги не хотелось, но всё же пришлось - Кэтрин спешила высказать план своих дальнейших действий. - Хорошо, выведу. Только вы смотрите не потеряйтесь. Здесь до домов совсем немного осталось, но этот пар проклятущий... В общем, поаккуратнее, ладно? Мы вас у зарослей подождем. Сейчас разросшиеся кусты и возможное укрытие за ними представлялось таким близким и достижимым, но почему-то на самом краю сознания бродило смутное и едва заметное беспокойство. Ну что? ЧТО там может быть не так? А кто-то внутри спокойно подытожил происшествия последних дней - всё. Очень трудно быть в чём то уверенным, если мир вокруг постоянно меняется. Художница проверила, не отстала ли Стази. - Пойдём. Слышала, что Кэтрин сказала?

Стази Келети: Честно говоря, в последнее время Стази ощущала себя кем-то вроде тряпичной куклы, с которой делают что хотят и таскают куда хотят. Причем, совершенно не интересуясь ее мнением. Просто отдают приказы, как будто она солдат-контрактник, который сам на все это подписался. Да, возможно так оно и было, но… это еще не значило, что это нравилось Келети. Скорее, совсем не нравилось. В конце концов, она тоже человек. Взрослый человек, надо заметить. Самый взрослый из всей их компании. Но почему-то именно ее считают несмышленым ребенком и думают, что самый верный способ поведения с ней – это тыкать носом в то-то и то-то. Впрочем, выбор в сложившейся ситуации у нее все равно был не особенно большой. Поэтому, вздохнув, девушка покорно поплелась за Николь. Оставалось лишь надеяться на то, что Зона не подкинет им очередную подлянку ака сюрприз.

Рана: Рана вздохнула, передвинула фотоаппарат под защитным костюмом так, чтобы он поменьше давил на грудь и не затруднял дыхание, и, мысленно вознеся короткую молитву небесам, быстрым шагом, переходящим в небыстрый бег, направилась к грязевому фонтану. "Гейзер, чтоб его..." Еще никогда в жизни ученая не рисковала жизнью столь глупо и столь безрассудно. Конечно, это больше походило на самоубийство, но оставить Эфраима погибать там, около этой идиотской аномалии... Подобное было выше ее сил. Ноги проскальзывали в жирной грязи, девушка едва ли не падала в горячую воду, но каждый раз каким-то неимоверным движением умудрялась поставить обе ноги на землю и продолжить путь. "Вот он!" Спину Гешефта Кэтрин приметила издалека и поспешила к ней. Поднять мужчину на ноги было почти невозможно, все же он был выше и тяжелее фотографа, но сейчас, почему-то, он показался Тайлер вполне приемлемого веса. -А ну вставай!... - девушка вполне понимала, что он ее не услышит, потому что она опустила забрало шлема, но не могла удержаться и промолчать. Ученая вцепилась руками в Эфа и, поднатужившись, стала оттаскивать его подальше от всего этого безобразия. Шаг за шагом, метр за метром. В конце концов, когда Кэтрин уже потеряла счет минутам, она осознала, что спину больше не припекает, а идти становится легче. "Выбрались?..." Протащив мужчину еще пару метров, Тайлер отпустила его и сама рухнула рядом, понимая, что больше не сдвинется с места без посторонней помощи - болело решительно все.

Николь Робин: Бодрый шаг вначале пути постепенно сменялся всё более осторожными и медленными шагами. В чём дело сказать было трудно, но ощущение опасности нарастало с каждым пройденным метром. Николь не могла понять, откуда берётся это чувство, но, не доходя до зарослей буквально пары метров, поняла, что вперёд не сможет сдвинуться больше ни на сантиметр. Самое загадочное, что цветных пятен, которые свидетельствовали бы об аномальной активности, видно не было. В конце концов она обернулась к своей спутнице. - Стази, здесь что-то странное... Ты ничего не чувствуешь?

Мастер Игры: Чутье художницы и в этот раз оказалось безошибочным.Непостижимым образом она чувствовала витавшую в воздухе опасность.Правда,посмотреть на землю, себе(а заодно и спутницам)под ноги,ей не пришло в голову.Николь оглядывалась по сторонам,когда по земле внезапно пошла едва приметная рябь.Можно было предположить,что это ветер пересыпает пыль-как дети в песочнице пересыпают песок совочком.Можно было,если бы не одно маленькое "но".Пыли на размокшей от долгого дождя земле не было.Именно так заявляла о себе аномалия,нечасто встречавшаяся в Зоне.Локальная,подолгу выжидавшая своего часа,чтобы сработать под ногами у незадачливого сталкера на манер зыбучих песков.Зазевавшаяся жертва обычно не ощущала того,как с каждым даже не шагом-с любым движением или просто вздохом-погружалась все глубже и глубже в землю."Глубина"-так и назвали ее те,кому довелось наблюдать со стороны за действием этой ловушки.Выбраться из нее без посторонней помощи было практически невозможно.И самое главное-бежать было бессмысленно и бесполезно:от этого почва в радиусе около пятидесяти метров начинала засасывать тело намного быстрее.

Николь Робин: Только когда под ногами стало твориться что-то не то, Николь догадалась глянуть вниз. То, что она там увидела, ей сильно не понравилось. - Стази, сюда нельзя! Отходи назад, если сможешь. Поворачиваясь к спутнице девушка почувствовала, что провалилась ещё на несколько сантиметров. Утонуть в земле - самое последнее, что можно пожелать в жизни, но, похоже, ситуация складывалась именно так. На раздумья времени не было совсем, но и бросаться очертя голову в действие, тоже было нельзя. Оставался только прихотливый узор цвета почти остывших углей костра под ногами, свившийся в сложного рисунка змейки и спирали. Между линиями наблюдалось очень маленькое расстояние, но оно было. На пробу художница сделала небольшой шажок в сторону, покидая тревожный свет красной полосы. Здесь почва была почти твёрдая, но эта зона была совсем узенькой создавалось ощущение, что под ногой не твёрдая земля, а провисающий канат. Только бы не свалиться... Николь так же аккуратно поставила на тёмную полоску и вторую ногу. Балансируя руками и стараясь не смотреть прямо, сделала сначала один медленный шаг, затем ещё и ещё. Наверное, со стороны она выглядела довольно нелепо, передвигаясь какими-то непонятными зигзагами со скоростью только что разбуженной улитки, но когда речь идёт о жизни, на такие мелочи не обращаешь внимания. Так. А как там у нас Стази?.. Мысль была верная, но несвоевременная, поскольку даже секундная потеря бдительности кончилась тем, что следующий шаг не встретил под собой твёрдой опоры. Художница от неожиданности потеряла равновесие и, в попытке вернуться на узкую нитку безопасной тропинки, стала проваливаться всё глубже, с ужасом осознавая, что до края аномальной зоны всего метра два или три.

Эфраим: ОХ! Сие слово описывало мысли Гешефта на момент возвращения к нему сознания так полно, что даже и добавить нечего. Потому что, по какой бы причине сознание ни решило вернуться в его непутевую голову, но первое, что Эфраим с ним (с сознанием, то бишь) почувствовали- это боль в подогретых гейзером местах. Впрочем, огорчало это его только в первые несколько секунд, ибо потом до него дошло, что боль- это такое материальное подтверждение мысли «Я таки жив??», что, согласитесь, не может не радовать. Ну а почему бы мне не быть живым, в общем-то… Разобравшись, наконец, со своим мироощущением и придя к выводу, что боль в поджаренной заднице далеко не худшее, что с ним могло произойти в Зоне, Гешефт соизволил, наконец, осмотреться по сторонам. И, конечно, первое, что он увидел- лежащую ничком Рану. Собственно, ответ на вопрос «что же здесь произошло?» напрашивался только один, и Эфраим раз пять повторил «спасибо», поднимаясь на ноги, с разнообразнейшей интонацией, но вполне искренне. Поднялся на ноги сам – помоги подняться другому, тем более, что девушка, оттащившая Гешефтову далеко не легкую тушку от гейзера, в этой помощи явно нуждалась. - Ты как? – глупые вопросы-они самые популярные… - а Николь со Стази?

Рана: Кэтрин судорожно вздохнула, пытаясь устоять на ногах, которые явно хотели взять и остаться на месте, и больше никуда не идти. Но ученую такое положение дел никак не удовлетворяло, но этому она упрямо напрягла ноги, стараясь хотя бы не раскачиваться. Подняв глаза, Тайлер откинула забрало шлема и порывисто обняла Эфраима за шею, понимая, что чудо все же произошло. -Господи, живой, все-таки живой... - тихо пробормотала девушка, не в силах унять дрожь в голосе. Отпустив Гешефта, Рана вздохнула и кивнула головой: -Со мной все нормально. Николь и Стази пошли вперед, так что нам надо их догонять, - историк махнула рукой в сторону, показывая направление, в котором и ушли их спутницы. Не слишком далеко ушли, если говорить честно, Николь почему-то замешкалась на месте и сейчас... "Вот черт!" Активная жестикуляция художницы говорила о том, что рядом с ней очередная аномалия. Впрочем, через несколько секунд девушка поняла, что эта аномалия не рядом с Николь - та умудрилась в нее попасть. -Быстрее! - девушка хотела было побежать вперед, но ноги, и так перетруженные за сегодня, просто взяли и подломились, заставляя Кэтрин упасть на одно колено. Она прикусила губу от неожиданности, но почти сразу упрямо встала, - идем.

Эфраим: - Спокойно! – Гешефт подхватил Кэтрин под руку, помогая ей устоять. Чувствовал он себя препогано, но если сравнивать с Раной и Николь, то чувствовать себя так отлично, как Эфраим было просто стыдно и следовало немедленно это исправить. – Так ты далеко не уйдешь и вряд ли сможешь ей помочь. Отпустив руку Раны и стараясь не услышать, что именно она скажет ему в ответ, Гешефт побежал в сторону Николь. Точнее сказать, он хотел побежать в сторону Николь, но недавно подогретые гейзером конечности внесли свои коррективы в его стиль передвижения, и вместо бега у Эфраима получилось нечто среднее между старинным папуасским танцем и ковылянием старой хромой кобылы. Скорость тоже была фантастическая. Хорошо хоть общая траектория движения осталась именно той, что нужно было. Такая простая радость жизни, как «посидеть» мне в ближайшее время точно не светит… Если недавнее прогревание как-то и подействовало на здравый смысл Гешефта, то явно не лучшим образом. Простая мысль о том, что, пытаясь бегом добраться до Николь и помочь ей, он имеет очень неплохие шансы просто вляпаться в ту же аномалию и составить ей компанию, в его голову пришла только, когда он обо что-то споткнулся и шмякнулся пластом на землю. В аномалию он таки вляпался, но не ногами и даже не головой, а только вытянутыми вперед руками. Зато теперь он узнал, где она начинается.

Николь Робин: Когда некоторые из присутствующих решили устроить спасательную операцию, Николь провалилась под землю уже чуть выше колена. Странная ситуация, когда срочно нужно как-то выбираться, между тем как, любое малейшее движение заставляет проваливаться ещё глубже, а до спасительной твердой земли можно при желании дотянуться рукой. Почти. И это "почти" как раз всё дело и портит. "Стой!" в исполнении перепугавшейся не на шутку художницы прозвучало в тот момент, когда Гешефт уже падал. Испугалась девушка не за себя, а за этого странного субъекта. Она-то эту аномалию видела, в отличие от всех остальных. К счастью, обошлось.

Рана: -Кретин! - в сердцах пробормотала девушка, быстрым, насколько это вообще было возможно, шагом направилась туда, где увязли Николь и Гешефт. Пока Кэтрин добиралась до места, она успела вспомнить весь запас нецензурных слов, который только знала, но в слух не произнесла ни одного. "Ну надо тебе было вот так..." Добравшись до места, Тайлер поморщилась от боли в перенапряженных мышцах и обратилась к Стази, которая замерла на месте от такого внезапного развития событий. -Помоги мне, - негромко попросила ученая, подходя к самому краю аномальной зоны и хватая неудачливого спасителя за одежду, - давай. Раз, два, тянем! Общими усилиями девушки смогли оттащить Эфа подальше от опасного места, хотя Рана уже чувствовала, что стоит на грани. Еще немного - и она просто упадет на землю от изнеможения. "Терпи! Николь все еще там!" -Стази, нам нужно что-то вроде палки... - Тайлер за озиралась по сторонам, но Келети оказалась быстрее. Девушка нашла достаточно длинную палку, которая вполне могла им пригодиться в спасении Николь. Историк стала медленно подходить к краю опасной зоны. Остановившись сантиметрах в тридцати от края, она показала Стази на нужное место. Протянув палку художнице, девушки вцепились в сухое дерево. -Держись за нее!

Стази Келети: В первый момент, когда Стази поняла, что они снова оказались в аномальной зоне, хотя, извините за каламбур, в Зоне все зоны были аномальными, являясь местами активными, а местами просто до поры до времени дремлющими; так вот, когда Стази поняла, что они снова оказались на территории очередной аномалии, в первый момент девушка испытала жгучее желание выругаться, да как-нибудь позабористее, а потом просто впала в какой-то ступор, тупо наблюдая за тем, как Николь пытается в одиночку бороться с тем, что выпало на ее долю. Сама же Келети каким-то непостижимым образом умудрилась оказаться вне зоны «зыбучих песков». Наверно, оттого, что шла на шаг позади, да и предостережения Николь подействовали на нее, как невидимая стена, не позволяющая двинуться дальше. Наверно, Стази так бы и топтала у края аномалии, пытаясь придумать хоть какой-то способ, чтобы помочь художнице в то время, как ее мозг совершенно отказывался генерировать хоть какие-то идеи, если бы не горе-спасатель в лице Эфраима, не до конца еще пришедшего в себя после принятия «горячей ванны», который кинулся на помощь, не слишком раздумывая над тем, что и сам может наступить на те же самые грабли. Что, собственно, и случилось, правда, в более легкой форме. И лишь просьба о помощи со стороны Кэтрин помогла девушке выйти из своеобразного коллапса, в котором она пребывала последние пару минут. Вытащив из аномалии мужчину, Келети тут же последовала совету Кэтрин и отыскав поблизости палку, протянула ее ученой и сама покрепче ухватилась за деревяшку. Теперь предстояло все силы бросить на то, чтобы вытащить Николь.

Николь Робин: Палка - это хорошо. Палка - это просто замечательно, особенно в данной ситуации. Николь ухватилась за предложенное спасательное средство. - Девушки, аккуратнее. Сейчас попробую выбраться. Только резко не дёргайте. Лучше просто подержите. Больших сил стоило, чтобы голос звучал ровно и в нём не проскальзывали нотки паники. Не до паники сейчас было. Результат вышел вполне приемлемый. Теперь, когда была подстраховка, стоило сделать новую попытку выбраться из ловушки. Художница, крепко держась за ветку, медленно вытянула из земли одну ногу. Правда при этом провалилась второй ногой ещё сантиметров на десять, но успела поставить колено на узкую полоску безопасной зоны. Потом так же медленно вытащила и вторую ногу. Теперь, находясь на относительно безопасном участке, Николь отпустила деревяшку и стала медленно передвигаться по светящемуся лабиринту к краю аномалии. Полтора метра прямой дороги превратились в пять или шесть искривлённой, но в конце концов девушка всё же оказалась на твёрдой земле, которая вела себя относительно обычно. - Спасибо, народ, поддержка в вашем лице оказалась своевременной, - улыбнулась художница спасательной группе.

Эфраим: Подумать только, до чего довела Гешефта его непутевая жизнь – девушки оттаскивают на руках от опасной зоны. Второй раз подряд. За последние полчаса. Настроение у Эфраима с каждой минутой только ухудшалось от глупого и безнадежно-прилипчивого ощущения собственной никчемности. Ничего, сейчас они еще и дружно выскажутся на тему того, что они думают о твоем поведении, вот тогда будешь злиться, а пока рановато еще. Пока Эфраим поднимался на ноги, уже без лишних порывистых движений, девушки общими усилиями успели извлечь Николь из опасной зоны. При этом Рана, было очевидно, еще немного и упадет без сил, да и остальные выглядели не самым бодрым образом. - Сдается мне, что прежде, чем двигаться куда либо дальше, нам не помешает сделать перерыв…

Рана: -Умная мысль, - пробормотала девушка, глядя на то, как Николь оказывается на твердой земле. Усталость навалилась разом. Сказалось, наверное, все - жаркий комбинезон, тяжелые ботинки, постоянное движение на пределе сил, оттягивающий шею фотоаппарат, недоедание и банальное перенапряжение. За последние два дня она пережила столько, сколько не переживала за всю свою предшествующую жизнь. Тот чертов туман, в котором они искали Креона, то, как она вытаскивала сталкера из колодца. Сколько аномалий она видела? А во сколько вляпывалась? Из скольких вытаскивала других? "Черт возьми, сталкеры, знатоки Зоны, почему именно девушкам приходится спасать ваши шкуры, а не наоборот?" - вяло подумала Кэтрин, уже не понимая, что творится вокруг. Ноги подогнулись, стали совсем непослушными, а руки, казалось, уже не крепятся к телу. В следующее мгновение Тайлер осела на землю, судорожно пытаясь стянуть с головы проклятый шлем, который уже не раз выручал ее, но при этом играл роль портативной сауны. -Дайте попить, - пробормотала Рана, понимая, что с места она в ближайшие полчаса не сдвинется вообще. Сил не было даже на то, чтобы отползти подальше от аномальной зоны.

Стази Келети: Перерыв, так перерыв. К тому же Стази была только обеими руками «за». Поскольку события последних часов подкосили девушку и физически, и морально. Складывалось такое впечатление, что все аномалии Зоны сидели в засаде и поджидали, когда четверо горе-путешественников появятся на горизонте, чтобы потом напасть на них по очереди и мучить-мучить-мучить. Ну что ж, им это удалось. Поэтому Келети покорно повалилась на землю, искренне надеясь, что в тот момент, когда ее пятая точка соприкоснется с земной поверхностью, не случиться еще какой-нибудь напасти, на которые Зона была щедра как никогда. - Извини, что сразу не среагировала, - обратилась она к Николь, стараясь хоть как-то загладить свой ступор, в котором пребывала вместо того, чтобы сразу кинуться на выручку художнице. – Если бы не Кетрин… - девушка покачала головой и глянула в сторону ученой, которой сейчас было совсем несладко, но благодаря которой они сейчас были все живы и почти здоровы. Она и Эфраима из-под гейзера вытащила, и в ситуации с Николь сразу нашлась что делать. Одним словом – молодец!

Николь Робин: Николь внимательно посмотрела на Стази. - Знаешь, сдаётся мне, что если бы ты среагировала, то пришлось бы спасать двоих. Как тебе такой исход событий? - девушка сделала секундную паузу, а потом продолжила, - Ладно, успокойся. Что было - то было. Главное, что все живы. Состояние было странное. Из-за нервного напряжения и почти бессонной ночи художница чувствовала, что страшно устала внутренне. А вот тело утверждало, что вполне способно держаться на ногах, хотя руки себе девушка всё-таки сорвала. Пока пёрли Гешефта, этого не ощущалось, но теперь проявило себя во всей красе. Она прекрасно понимала остальных с их желанием устроить привал прямо здесь и прямо сейчас, но не совсем разделяла их стремления. Что ни говори, а привал под открытым небом - не самое лучшее решение, если учесть погоду и сырую одежду. Желание добраться до частного сектора всё ещё не потеряло своей актуальности и нуждалось в осуществлении. - Надумаете устроить перекус, то не забудьте про меня, хорошо? Я тут на разведку сходить хочу, а то так и будем мёрзнуть почём зря... Если что, кричите. Постараюсь услышать.

Эфраим: Только тут Гешефт осознал, что рюкзака, с которым он начинал свое путешествие, у него нет. Последнее, что он помнил о его местонахождении, это как передавал его вместе с ножом Кэтрин, отправляясь на свидание с гейзером. Куда он делся дальше, история умалчивает. Похоже у Раны его тоже не было, впрочем это естественно, она все-таки не ломовая лошадь, чтоб вместе с Гешефтовой тушкой таскать на себе все его пожитки. Но рюкзак все же было жаль, ибо теперь у Эфраима не было ни еды, ни воды, а так же прочих полезных предметов, которые он предусмотрительно захватил с собой в Зону. И ножа, кстати, тоже больше не было. Поэтому он даже насчет «поесть» и «попить» не мог ничего предложить уставшим девушкам. Понятно, что ощущение собственной бесполезности от этого только усугублялось и настроение отнюдь не улучшалось. А тут еще и Николь, единственной из компании, на месте не сиделось. Не нагулялась девушка по аномалиям. В общем и целом, Эфраим конечно же понимал что ею двигало, даже наверное считал это правильным, но только все это теоретически. Теоретически понимал и теоретически считал. А практически ему хотелось сначала выругаться нелитературными выражениями, а потом убедить ее посидеть немного спокойно и отдохнуть пока она не угодила в следующую аномалию и не вымоталась окончательно. Он даже открыл рот, чтоб начать свою убеждающую речь, вот только вместо ругательств или убеждений оттуда неожиданно для Гешефта вылетело: - Я пойду с тобой.

Николь Робин: Николь критически осмотрела добровольно вызвавшегося составить ей компанию Гешефта. - Остался бы ты лучше с девушками. При твоей везучести мы до нужного места не доберёмся. Тон, которым это говорилось, не предполагал даже и намёка на возражение. Кстати о птичках. Художница присмотрелась к сидящим на земле. Выглядели они вымотавшимися до крайности, особенно учёная. По сравнению с ними двумя Николь чувствовала себя электровеником. Впрочем, и досталось ей несколько меньше. - Кэтрин, ты как? У тебя там гешефтов рюкзак, вроде, где-то был? Судя по лямкам на плечах, никуда он не делся. Это было хорошо. И уже хозяину рюкзака. - Там вода осталась? Если осталась, займись спасением засыхающих. Это действительно будет помощью, раз уж тебя так тянет помочь. В конце-концов, они тебя спасали. В голове занозой засела мысль о том, что укрытие, причём по возможности безопасное, нужно найти как можно быстрее, иначе неизвестно что будет, а потому останавливаться нельзя, ведь ещё немного и начнёт темнеть. Мало найти крышу над головой - нужно ещё и перебраться туда всем, а это (при сейчашнем состоянии их группы) довольно существенная проблема.

Эфраим: Ох, ты, Б-же ж мой! Рюкзак все еще у Кэтрин? После этих слов Гешефт уставился на Рану так, словно увидел впервые в жизни. И таки действительно, рюкзак был у нее. Эфраим был настолько уверен, что девушке не под силу совершать все геройства, таская еще и рюкзак, что умудрился не заметить его. Зато заметил теперь. И, уже без лишних слов, кинулся помогать Ране снимать его и искать там воду. Вода, естественно, нашлась. - Прости, пожалуйста… - Гешефт протянул Кэтрин бутылку. Это были извинения и за собственную бестолковость и… и еще раз за собственную бестолковость и даже еще раз за нее же. Впрочем, озвучивать эту простую причину Эф не стал именно потому, что в этот раз ему действительно было по-настоящему стыдно. Поэтому, разобравшись со «спасением засыхающих», как выразилась Николь, он снова обратился к ней. - Послушай, ходить по Зоне в одиночку - это очень плохая идея. Гораздо худшая, чем ходить по Зоне со мной. Ну, если хочешь, я обещаю во всем тебя слушаться и не делать даже шага в сторону без разрешения. Гешефт обернулся на Стази и Кэтрин в поисках поддержки: - Ну, нельзя же отпускать ее одну! – и снова к Николь – Девушки сейчас вдвоем в относительно-проверенно-безопасном месте, им нужно только отдохнуть немного, для этого караульный не требуется. А ты собираешься идти неизвестно куда одна...

Рана: Рана едва не застонала, когда рюкзак сняли у нее со спины. Пускай он был не слишком тяжелым, но все равно - она уже была не в состоянии на подобные подвиги без посторонней помощи. Руки, точно вспомнили, как над ними измывались весь сегодняшний день (а если смотреть в корень, то и вчерашний), и заболели так, что Кэтрин просто пришлось сжать зубы, чтобы не расплакаться. Ноги просто ныли, напоминая о том, что она уже два дня ходит в уникальном пыточном устройстве под названием "сапоги защитного костюма". А на прочие части тела навалилась свинцовая усталость. Когда Эф достал из рюкзака воду, это было подобно тонкому, едва заметному лучику света, который сулит надежду на что-то лучшее. -Все нормально, - Тайлер вцепилась в бутылку и сделала, с трудом удержавшись от того, чтобы выхлебать половину, три небольших глотка, делая между ними перерывы в несколько секунд. Это помогло. По крайней мере голова немного посветлела, и к ученой вернулась способность здраво мыслить. -Спасибо, - историк не стала возвращать воду Гешефта, а протянула бутылку Стази, той, наверняка, тоже хотелось пить. Выслушав Гешефта, Кэтрин с легким стоном расстегнула комбинезон, вытащила фотоаппарат на свет божий и скинула перчатки костюма. Вытянув ноги, девушка повернулась лицом к Эфраиму и покачала головой: -Можно. Потому что она единственный человек в нашей ораве, который не влипнет в аномалию, - Рана перевела взгляд на Николь, которая все еще была неподалеку, - но ты, в принципе, тоже прав. С нами ничего не случится здесь, - "ага, а если случится, то мы, вероятно, среагирует на очередную неприятность адекватно. Наловчились уже," - Николь, возьми его с собой, хорошо?

Николь Робин: Николь посмотрела на Кэтрин скептически. Очень уж странно звучала фраза про аномалии после того, что только что случилось. Хотя... С другой стороны, всё могло бы кончиться намного печальнее. не будь у неё этого странного дара. Художница почему-то вспомнила про левую ладонь и белый след, прочертивший её с недавнего времени. Как бы то ни было, к словам присутствующих стоит прислушаться. Кто знает, что там, за кустами? Поэтому помощь может оказаться не лишней. - Ладно, возьму. Не думаю, что помощь понадобится, но... - Девушка не стала развивать тему, - Пусть всё сложится удачно. Наученная горьким опытом искательница приключений в очередной раз двинулась к зарослям частного сектора, по широкой дуге обходя зловредную аномалию. Теперь она держала под контролем не только право, лево и перёд, но и верх с низом, а также внимательно прислушиваясь к ощущениям внутри. - Гешефт, держись сзади - метрах в трёх. Так, на всякий случай. И старайся не сходить со следа. В животе было пусто и печально. Утренний бутерброд успел уже раз сто перевариться и, возможно, в том числе и это обстоятельство гнало на разведку - в заброшенных садах частного сектора вполне могли оказаться нормальные яблоки или ещё какие-нибудь одичавшие, но съедобные фрукты-овощи.

Эфраим: Отвечать Гешефт не стал, он кивнул Кэтрин в знак благодарности, и послушно пристроился метрах в трех за Николь. Вообще-то он не думал всерьез, что что-нибудь случится. Рана права, Николь возможно единственная из их компании вполне могла пройти по зоне одна. Пройти и вернуться обратно, не знаю уж начет невредимой, но живой точно. Дело было не в этом. Просто почему-то Эф не мог оставаться на месте – не сидится, понимаете ли… Угу, шило в заднице мешает? Гешефт чуть заметно покачал головой. Так оно и есть, скорее всего. Ну, пусть от него хоть раз будет какая-то польза, в конце концов, вдвоем бродить по Зоне действительно безопаснее От философских раздумий Эфраима отвлекло крайне банальное событие – громкое урчание в животе. Обидно, что до того, как Эф осознал, что этот мелодичный звук издает именно его желудок, о еде он, в общем-то, не вспоминал. Зато теперь вспомнил. Даже не о самой еде, а о досадном ее отсутствии. - Как думаешь, можно ли здесь найти что-нибудь безопасно-съедобное? или обойдешься, дружище тем, что хватило ума взять с собой? – пробормотал Гешефт в полголоса, обращаясь то ли к шагающей впереди Николь, то ли к самому себе.

Николь Робин: Николь даже с такого расстояния отчётливо услышала голодные жалобы гешефтова желудка. - Теоретически - должно. В частном секторе у всех хоть небольшие сады, да были. Что там с ними сейчас, не знаю, но будем надеяться на лучшее. Очень хотелось бы, чтоб там что-нибудь съедобное всё ещё осталось. Девушка замолчала, обходя подозрительно светящееся пятно. Поскольку Эфраим эту пакость видеть не мог, предупредила. - Осторожнее. Слева метрах в трёх от нас какая-то аномалия. Здесь начинались частные кусты и стоило быть предельно внимательными - мало что там образовалось за тринадцать-то лет.

Мастер Игры: Прямо за кустами красовалась огромная,старая кряжистая яблоня.В ее раскидистой кроне,слабо подсвеченной луной,светлыми бликами мерцали крупные,с мужской кулак,яблоки.Желтые,словно восковые,без единой червоточины,они могли одним лишь своим видом вызвать аппетит не только у голодного человека.Но яблоки еще и пахли...Их аромат кружил голову,заставлял сглатывать голодную слюну,манил,сулил небывалые вкусовые ощущения.Падалиц на земле не было-только здоровые,красивые плоды,недостижимые снизу.Соблазн был велик.Пожалуй,стоило рискнуть и влезть на дерево.

Эфраим: Двигаясь согласно указаниям Николь, Гешефт завернул за кусты иии... чуть слюной не захлебнулся. Нет, яблоня с гигантскими яблоками, конечно, не была пределом его мечтаний в данный момент, но тут скорее проблема в том, что гешефтовы мечтания предела вообще, как правило, не имели. Наставления Николь о движении в трех метрах за ней мгновенно были забыты – не отрывая взгляд от чудесной яблони, Эфраим подошел к девушке вплотную, хорошо еще, что не выбежал вперед и не кинулся сразу к волшебному дереву. Что-то его остановило. И пару секунд подумав, он даже смог это что-то внятно сформулировать: - Знаешь на что это похоже? На плотоядный цветок, который приманивает своим сладким запахом насекомых, а стоит им подлететь ближе – захлопывается и переваривает их. В животе снова громко забурчало. Гешефт поморщился. - Но в данный момент я готов признать свои сомнения несостоятельными, воспоминания о хищных цветках неубедительными, и вообще – это лучше, чем умирать с голоду. Как тебе деревце? Я готов вспомнить юность и заняться воровством яблок. Рискнем?

Николь Робин: Николь запах чувствовала вполне отчетливо. И вполне отчетливо чувствовала чужой страх внутри. Не сразу, но она решилась выразить свои соображения вслух. - Не нравится мне эта яблонька... Ох, не нравится... - выражение лица у неё при этих словах было крайне скептическое. - А давай её гайкой проверим. У тебя ведь ещё оставались, вроде? Желание устроить проверку подозрительному объекту было вполне логичным. Если ничего плохого не произойдет, то можно и поближе ознакомиться. Но почему-то художница была уверена, что эффект от проверки должен быть обязательно.

Эфраим: Эфраим тихонько хмыкнул и пожал плечами – гайка, так гайка. Не верилось ему как-то в успех гайкобросания в этот раз, но раз девушка просит… Гайка отправилась в полет в сторону дерева. Гешефт поймал себя на мысли, что даже не знает, на что больше надеется – отнесется яблоня к гайке равнодушно или как-нибудь прореагирует, ничего особо хорошего не обещал ни один из вариантов. Во втором случае они останутся без надежды на еду, по крайней мере, на данный момент. В первом, поесть они, конечно, поедят, но даже если дерево на гайку не прореагирует, это еще не означает съедобности яблок.

Мастер Игры: Гайка сталкерская в полете повела себя так же, как и любая обычная гайка,пущенная в небо умелой рукой где-нибудь на безопасной хармонтской улочке.Пролетела вперед,ударилась в наливной бок крупного яблока-так,что пробила кожуру.Брызнул сок, плод подумал несколько секунд-и величественно шмякнулся на землю.Гайка срикошетила и устремилась вниз вслед за яблоком.Привязанный к ней хвост из бинта зацепился за какой-то сучок- она повисла,мерно покачиваясь и с шорохом задевая листья.Душистое яблоко не захотело одиноко лежать на одном месте - подкатилось к ногам замерших на месте путников.

Николь Робин: Николь внимательно посмотрела на яблоко. Потом опять посмотрела, но уже по-другому. Ничего подозрительного не увидела. Странно... Осторожно подобрала с земли и ещё раз изучила и зрительно, и на ощупь... Даже понюхала. Яблоко... На зуб попробовать не решилась - очень уж подозрительно всё выглядело. Художница повернулась к Гешефту и поинтересовалась у него на тему происходящего. - Ты видишь то же, что и я? - показала ему подобранный фрукт. Причина нерешительности была ещё и в том, что чувство тревоги не пропадало. И это была чья-то посторонняя тревога...

Эфраим: Пока Николь разглядывала яблоко, Гешефт не мог оторвать взгляд от гайки. Он все смотрел на нее и смотрел, не в силах отвести глаз, и никак не мог понять, что же в ней такого завораживающего. Как это обычно и бывает в таких случаях, именно в тот момент, когда Гешефт нашел ответ, его окликнула Николь и долгожданная мысль тут же покинула его непутевую иудейскую голову. Самые толковые мысли в жизни Эфраима почему-то всегда поступают именно так. Когда Николь показала ему яблоко Гешефт смог, наконец, отвернуться от дерева. Впрочем, ненадолго. Ничего особенного в продемонстрированном фрукте Эф не увидел – самое обыкновенное яблоко. Спелое, большое, очень аппетитное и прочие и прочие. Желудок снова напомнил о себе голодным урчанием. Гешефт только пожал плечами: - Яблоко. Вроде бы самое обыкновенное. И снова повернулся к дереву. Гайка все еще продолжала раскачиваться, листва тихонько шуршала… Еще пару секунд пронаблюдав эту картину, Эф понял наконец, что так настойчиво притягивало его внимание – похоже, что останавливаться гайка не собиралась. По всем законам физики, которые когда-то в школьные годы пытались вбить Гешефту в голову, гайка должна была уже пару минут назад прекратить свое мерное покачивание и неподвижно повиснуть на дереве. Но, то ли физические законы успели выветриться из головы за ненадобностью, то ли гайке было на них наплевать. И во второе Эфраиму почему-то верилось больше. - Смотри на гайку, - почему-то Гешефт перешел на шепот, словно боялся, что спугнет железку, и она спокойно замрет на дереве до того, как Николь успеет увидеть ее нетипичное поведение. извините, не удержался…)

Николь Робин: Гешефт ответил, что видит яблоко. Это несколько успокаивало, ведь если двое видят абсолютно одно и то же, то это либо массовая галлюцинация, либо происходит на самом деле. Второе было бы предпочтительнее, но и о первом не стоило забывать в теперешних условиях. Николь ещё раз понюхала яблоко, но съесть так и не решилась. Её спутник, похоже, обнаружил еще что-то интересное. И этой интересностью оказалась закинутая им же самим гайка. Девушка посмотрела туда, куда просили посмотреть. Смотрела долго, внимательно и вдумчиво. - Гайка. - ещё раз посмотрела, - Висит, чуть под порывами вечернего ветерка покачивается. И чего с ней не так?

Эфраим: Уфф, Гешефт тихонько фыркнул и улыбнулся, ему как-то сразу полегчало от заданного Николь вопроса. Почему бы и нет, в конце концов, почему бы гайке не покачаться в свое удовольствие. Ветерок и правда наблюдается, небольшой такой… Паранойя у тебя наблюдается с ветерком за компанию… Правда от дерева Эфраим все равно не отвернулся, завораживающе действовала на него гаечка, даже если ничего страшного в ней нет, почему бы на нее не посмотреть. Да и вопрос насчет остановки гаек в природе Николь он все же задал, для полного собственного успокоения. – Угу, спокойно так покачивается, как маятник… а таки остановиться она к этому времени уже не должна?

Николь Робин: Николь отнеслась к вопросу скептически. - Может должна, а может и нет. - пожала она плечами, - Всё зависит от того, ка ты её кинул. Откуда ветер дует. Да мало ли от чего ещё... А вот если ты так и будешь стоять и созерцать это "сто первое чудо света", укрытие подходящее мы не найдём и будем всю ночь на улице мёрзнуть. Не знаю, как ты, а я что-то этого не хочу. Тревога внутри так и не пропала, даже, похоже, ещё и усилилась. Возможно, ещё и поэтому девушка стремилась увести своего спутника подальше от этого подозрительного представителя местной флоры.

Мастер Игры: Гайка постепенно перестала раскачиваться.Слегка вздрагивала под налетавшим ветерком,но никаких самостоятельных движений не совершала.И яблоко лежало в руке художницы также неподвижно,не пытаясь ни выпрыгнуть из нее,ни лопнуть.Еще неделя-дней десять-и на земле под деревом расстелется ковер из спелых плодов,собирать которые все равно некому.Кто в здравом уме попрется в Зону за яблоками?Уродилось их в этом году немерено-вон,в Хармонте даже ломались деревья в садах под тяжестью невиданного урожая.Этому яблоку доспеть было не суждено.Быть съеденным-возможно.

Эфраим: Ну ладно, уговорили, мысленно пробормотал Эфраим то ли Николь, то ли остановившейся, в конце концов, гайке. От дерева он в итоге отвернулся и заинтересовался, наконец, яблочком, остававшимся в руках у Николь: - Укрытие, так укрытие. С яблоком-то, что делать будем? На вид оно вроде вполне себе безопасное. На мой взгляд, можно рискнуть и проверить это на практике. Предлагаю ставить эксперименты на мне… Очередное бурчание в животе слегка подпортило впечатление от этого предложения, по крайней мере, в бескорыстности его заподозрить теперь было трудно.

Николь Робин: - Если хочешь экспериментировать, экспериментируй, - Вздохнула Николь, - Но если с тобой что-то случится, я тебя предупреждала. Девушка прекрасно понимала показной энтузиазм Гешефта (точнее - гешефтова желудка), но сама предпочитала не рисковать. Уж лучше походить немного ещё голодной, чем съесть непонятно что и непонятно какой результат от этого получить. С другой стороны, если ничего плохого не случится, то можно яблок и остальным набрать - какая-никакая, а еда.

Стази Келети: Отправить Эфраима с Николь было, по мнению Стази, здравой идеей. Да, может быть художница и могла предугадать или «увидеть» опасность, но мало ли, чем, как говорится, черт не шутит. Лучше все-таки перестраховаться. Да и лишние руки, если что, никогда не помешают. Им же с Кэтрин не оставалось ничего другого, как ждать возвращения своих товарищей по несчастью. Правда, от этого Стази было как-то слегка не по себе, неудобно. Не в том смысле, что ей не хотелось отдохнуть, а в том, что она считала себя, как бы это правильнее сказать… не заслуживающей отдыха, что ли. Одно дело Кэтрин – она с двумя проблемами справилась. А что она, Стази? Мотается, как не пришей кобыле хвост, под ногами только путается. Да еще и отдыхает, вместо того, чтобы какую-нибудь посильную помощь оказать. Впрочем, с ее-то везением в пору думать, что, скорее, окажет она нечто сродни медвежьей услуги, а никакую ни помощь. - Как думаешь, им удастся что-нибудь найти? – поинтересовалась она у ученой. Скорее, для того, чтобы просто не сидеть в тишине.

Эфраим: Жадничать Николь явно не собиралась – если у нее на яблоко какие-то виды и были, то девушка все же предпочла не рисковать. Гешефт ее понимал, конечно. Вот только его разумные сомнения в благонадежности яблока не останавливали, так же как предостережения Николь. Остановить голодного Гешефта в попытке уничтожения еды могла, разве что, любимая мамуля, которая в данный момент в Зоне отсутствовала. На счастье Зоны, разумеется. Так что, не оставляя себе времени задуматься над вопросом «есть или не есть?», Эфраим забрал яблоко у Николь и откусил от него чуть не треть. Яблоко оказалось очень даже вкусным и сочным. По законам жанра, точнее сказать, по законам этого милого места, я должен сейчас, как минимум, превратиться в лягушку… За такими примерно размышлениями Гешефт уничтожил яблоко в рекордно короткие сроки. Но даже если и превращусь, то это, по крайней мере, будет почти сытая лягушка… ну немного перекусившая так точно.

Николь Робин: А теперь ждём полчаса. Если честно, желудок, при виде жующего Гешефта, буквально в узел завязывался, но заставить себя съесть яблоко с этой яблони Николь так и не смогла. Вместо этого она продолжила путь, всё ещё надеясь найти хотя бы что-то похожее на дом. Желательно - с не дырявой крышей. А Эфраиму посоветовала не отставать и не отклоняться в сторону от её следов. Только вот при ходьбе девушку слегка пошатывало...

Рана: -Я на это очень надеюсь... - выдохнула девушка, расстегивая комбинезон и вытаскивая наружу фотоаппарат. Пожалуй, он был единственной вещью, которую Кэтрин оберегала всеми силами, стараясь не повредить. И дело было не в том, что это - казенная вещь, а в том, что внутри хранились бесценные фотографии, которые она уже больше никогда, вероятно, не сможет достать. Тайлер щелкнула выключателем и удовлетворенно улыбнулась. Батареи, при должном использовании, должно было хватить еще надолго, так что волноваться было не о чем. Вздохнув, ученая подняла камеру и, наведя объектив на Стази, сделала несколько кадров. Затвор тихо щелкнул, и девушка удовлетворенно хмыкнула - снимки были по-прежнему хорошего качества, не смотря на то, что фотоаппарату пришлось пережить. Рука скользнула во внутренний карман защитного костюма, извлекая оттуда записную книжку. Прокрутив ее в пальцах, Кэтрин убрала ее обратно и прикрыла глаза. "Господи, сделай так, чтобы все закончилось хорошо..." Внезапно тишину разорвал звук урчания в желудке. Рана открыла глаза и замерла, а между тем ее живот снова издал череду весьма характерных звуков. -Прости, - с улыбкой произнесла девушка, обращаясь к Стази, - есть хочется немного.... Она немного покривила душой. Есть хотелось очень сильно, но в силу их положения приходилось терпеть. Дали воды - и то ладно.

Эфраим: Эф отбросил огрызок от яблока в сторону даже с некоторым разочарованием – судя по всему, оно совершенно не желало превращать его ни в лягушку, ни в какое другое животное. Когда слишком усердно ждешь неприятностей, в конце концов, начинаешь разочаровываться, если они так и не наступают. Гешефт вновь побрел за Николь, пытаясь, сосредоточится на том, чтобы идти по ее следам. - Ты бы хоть сама поела, хоть одно яблочко. Они, судя по всему, безопасные. А тебя вон уже шатает на ходу. Давай, задержимся еще на пару минут – я залезу на дерево, сорву пару яблок. Перекусишь, а потом вновь отправимся на поиски крыши над головой. За эти пару минут ничего страшного не случится.

Стази Келети: Стази улыбнулась, заслышав урчание в животе у Кэтрин, а потом просто махнула рукой, давая понять, что ничего страшного не произошло и уж тем более не стоит извиняться. На самом деле девушка была даже слегка удивлена тем фактом, что ее внутренности до сих пор не начали выводить серенады, требуя прекрасную пищу почтить их своим присутствием. Хотя тоже давно было пора. Наверно, всему причиной яблоко, которое утром ей дала Николь. Не весть какая еда, но если учесть, что остальные перекусывали только вечером, то Стази определено повезло больше. Мда… иногда положение травмированной давало свои преимущества. Однако стало совсем уж неловко от этих мыслей. И когда через минуту и ее живот отозвался бодрым урчанием, девушка даже слегка обрадовалась этому факту. - Будут теперь наши организмы рулады выводить… - усмехнулась она, приложив ладонь к животу, как будто это могло чем-то помочь. – Как думаешь, здесь вообще реально найти что-нибудь съестное? Или так… всего лишь мечты? Все-таки Кэтрин, будучи сотрудником МИВКа, знала о Зоне на порядок больше, чем сама Стази.

Рана: -Ну, - Кэтрин слегка замялась, - сложно сказать точно, так что давай я обрисую всю ситуацию в целом. После Посещения эти районы опустели очень быстро, так что, вероятно, где-то в шкафах у кого-то дома и по сей день стоят вечные банки с тушенкой, которые, теоретически, пригодны к еде. На деле я бы не стала и пытаться их есть, потому что Посещение до сих пор не изучено в полном смысле этого слова. Второй вариант - это продукты, которые мог посеять кто-то из сталкеров, - "вероятно, вместе с жизнью, как бы это ни было жестоко," - они, вероятно, посвежее, если это, конечно, консервы, но все остальное давно испортилось, если конечно, они не попали в аномалию. Здесь существуют такие области, где все сохраняется нетленным, но подходить к ним не рекомендуется. Третий вариант - что-то выросло здесь само. В конце концов, во дворах домов часть растут яблони, груши, вишни... Но, опять же, они выросли в Зоне. И никто никогда не пытался понять, нормальные они или... аномальные, - Тайлер выдохнула и пожала плечами, - так что вывод можно сделать такой: здесь можно найти что-то съедобное, но что будет с тобой после, гм, употребления этого самого съедобного в пищу не ясно. Вероятно, ничего не случится и ты наешься. Но процент неприятного исхода тоже имеет место быть. Девушка бросила взгляд на Стази и улыбнулась, замахав руками: -Ты извини, я что-то разболталась. Вообще-то я историк, занимаюсь историей Посещения, Зоны. Теоретик, если быть предельно точной.

Николь Робин: Николь ответила не сразу. Лишь пройдя ещё несколько метров, она откликнулась на слова Гешефта. - Сначала находим укрытие, а потом экспериментируем, чтоб было где отлежаться, если это яблочко всё-таки с подвохом. А до тех пор можешь даже не предлагать. Девушка упорно (если не сказать упрямо) продолжала гнуть свою линию, ведь её опасения по поводу подозрительной яблони могли оказаться верными. Но даже если она и ошиблась, полчаса или час особой погоды не сделают. Вряд ли она станет ещё голоднее, чем теперь. К тому же их возвращения ждали Стази и Кэтрин.

Эфраим: Гешефт только плечами пожал – хочет девушка себя гробить? да ради Б-га, сколько ей будет угодно. Укрытие так укрытие. Тем более, что раз уж им встретилось культурное, очевидно, дерево (для дичка у яблоньки плоды крупноваты), то логично ждать, что поблизости найдется и жилье того доброго человека, который это дерево когда-то посадил. Был, конечно, шанс, что яблоню сюда все же никто не сажал, а появилась она сама по некому капризу Зоны. Но почему бы, ради разнообразия, не поверить в наилучший вариант? Тем более, что надежды Эфраима похоже собирались оправдаться - справа от яблони уже видно было небольшой дом. Правда для садового дерева яблоня находилась от него все же далековато.

Стази Келети: Мда, было бы очень даже неплохо найти что-нибудь из того, о чем сейчас поведала Кэтрин. Какие-нибудь залежи продуктов. И, по возможности, чтобы они были не испорченными и не связанными ни с какими аномалиями. Последних на сегодняшний день, пожалуй, было достаточно. Для полного «счастья» не хватало только еще наестся чего-нибудь такого, от чего в лучшем случае корежить будет, а в худшем…. О худшем и вовсе думать не хотелось. Но опять же, для того, чтобы найти то, что можно употребить в пищу, нужно было это «что-то» искать. А они пока что просто сидели на месте, восстанавливая силы, которые без должного питания как-то не слишком-то хотели восстанавливаться. Оставалось лишь надеяться на Николь И Эфраима, которые пусть и пошли искать какое-нибудь пристанище, крышу над головой, вполне возможно, наткнутся и на что-то еще. На продукты… «Ох, похоже у меня совсем крыша уже поехала, только о еде и думаю…», - мысленно укорила себя Стази за те картинки аппетитно накрытого стола, что то и дело вырисовывались у нее в голове. - Да ничего, - махнула она рукой, - нужно же как-то время скоротать. А тебя слушать интересно. Много нового для себя открываешь. Ты давно этим занимаешься?

Рана: -Четыре года уже как, - немедленно отозвалась Кэтрин, которая была только рада сменить тему. Любые мысли о еде заставляли делудок скручиваться в тугую спираль и пульсировать, требуя еды. "Зараза..." -После окончания института искала работу, узнала о МИВКе и решила попробовать устроиться на работу сюда. Получилось, как видишь, - Тайлер вздохнула и потянулась, чувствуя, что ее медленно начинает отпускать, - не смотря ни на что, мне нравится работать в этом институте, хотя, - Рана чуть усмехнулась, - есть большая вероятность того, что после моего исчезновения в Зоне я там больше не работаю... Девушка провела рукой по волосам и покосилась на свою собеседницу: -Не откроешь мне страшную тайну? Какого тебя-то занесло в Зону? У меня-то задание достаточно четкое было...

Николь Робин: Силуэт дома на фоне темнеющего неба был чётко виден даже сквозь заросли. В той стороне разноцветных пятен, показывающих наличие аномалий, не наблюдалось, и Николь решила изучить дом поближе. Приближалась к дому медленно и очень осторожно, ибо на собственном опыте узнала, что не все аномалии бывают видимыми. В затруднительных случаях приходилось бросать камешки. Чем они помогут в такой-то темноте, было неясно и делалось это скорее для собственного успокоения, ну и так, на всякий случай - в сомнительных ситуациях лучше подстраховаться. При ближайшем рассмотрении дом оказался относительно целым. Все четыре стены наличествовали, а в кровле (по крайней мере с видимой стороны) было всего две небольшие дырки.

Эфраим: Гешефт держался чуть в стороне, следом за Николь. Во-первых, не мешая ей проводить разведку, во-вторых, чтобы прийти на помощь в случае чего, а не вляпаться в ту же аномалию. Ну и, в-третьих, просто разглядывая дом и окрестности – любопытство, видите ли, то самое, которое не порок, но свинство таки редкостное, потому что, как бы то ни было, а вся работа по изучению подходов к дому все же легла на голодную и уставшую Николь. Найденный дом не представлял из себя ничего особенного в былые времена. Сейчас же это был почти совсем целый дом(!) лучшей характеристики для дома в данный момент просто не найти… Хотя нет. Найти лучшую характеристику все же можно – почти совсем целый дом, без поджидающих внутри аномалий – это идеальный дом в Зоне, мечта уставшего сталкера, хоть рекламные брошюрки выпускай. Жаль только, что узнать, подходит ли этот домишко для размещения на сочиненной Гешефтом брошюрке можно было только опытным путем, то есть, войдя внутрь и поискав аномалии. И стоило бы сделать это в достаточно бодром темпе – пока совсем не стемнело. Эфраим подошел к настороженно застывшей у порога Николь и кивнул в сторону наполовину сохранившейся входной двери: - Рискнем зайти в гости?

Мастер Игры: Крыльцо дома некогда было бетонным,обшитым досками.От времени доски местами прогнили,местами рассохлись,бетон частично раскрошился.Не менее плачевное зрелище являла собой и дверь,кое-где еще сохранившая на себе остатки краски.Цвет этих мелких чешуек определить было уже невозможно.Налетевший порыв ветра заставил дверь слабо вздрогнуть в проржавевших петлях и жалобно заскрипеть.С ветки яблони-практически клона той,чьим яблочком не побрезговал Гешефт,сорвался плод-гораздо более спелый и душистый.Он ударился янтарным боком об острый скол бетона на ступеньке.Брызнул сок,усилился яблочный аромат,заставляя застывшую на месте парочку сглотнуть голодную слюну.

Стази Келети: - У вас все так строго? И даже искать тебя не будут? – поинтересовалась Стази, задумавшись. А ее саму-то кто-нибудь ищет? Или отправили и отправили. Сгинула, не сгинула – это уже другой вопрос, не слишком кого-то интересующий. Или все-таки в ее фирме есть кто-нибудь, кого заботит ее судьба? В конце концов, хотя бы потому, что она должна добыть ценные сведения о Зоне. - Ох… тебе, наверно, мой рассказ покажется глупым. Он ведь не имеет ничего общего с научными исследованиями и чем-то подобным, - девушка слабо улыбнулась. А правда… ей даже было как-то немного стыдно рассказывать о цели своего визита в Зону. Неловко. Но откровенность за откровенность. – Я работаю в туристической фирме. И вот уже несколько месяцев наше начальство разрабатывает идею водить в Зону туристов. Ну, в такие ее части, которые наиболее безопасны. Ты даже не представляешь сколько народа хотело бы посетить эти места. Хотя большинство, конечно, боятся, но есть и настоящие экстремалы, которые спят и видят себя в Зоне. Ой, что-то я отвлеклась, - Стази мотнула головой, возвращая мысли в нужно русло. – Так вот, меня и послали сюда, чтобы, так сказать, осмотреться… Узнать насколько это вообще возможно… Естественно, вряд ли кто-то ждал от нее ответа «нет». - Вот такие пироги…

Рана: -Меня ищут, наверное, - пожала плечами историк, - вернее, искали. Не думаю, что это длилось слишком долго. Сейчас сижу и думаю, как бы не случилось так, что, вернувшись домой, я бы не попала на свои собственные похороны. Заочные. Рассказ девушки Тайлер не слишком понравился. -Твое бы начальство бы сюда, - буркнула девушка, пытаясь хоть немного проветрить комбинезон, - одних. Без сопровождения. Дошли бы до первой комариной плеши и остались в ней навсегда. На радость ученым и сталкерам. Кэтрин глубоко вздохнула и едва заметно улыбнулась Стази: -Знаешь, ты тут, конечно, не при чем, но начальники твоей турфирмы настоящие кретины, которые хотят заработать на чужом горе. Как бы это сказать... Зона - закрытая территория, которая официально отдана под растерзание ученым. Сталкеры ходят в нее своевольно, но и погибают довольно часто, за них никто не отвечает, кроме них самих. Но мне очень интересно, чем думает ваше начальство. Зона опасна для всех без исключения, сюда нельзя "водить экскурсии". Я уже не говорю о том, что вход на ее территорию имеют права осуществлять только те, кому на это разрешение выдал МИВК. Просто даже сталкеры, которые знают Зону, не могут стопроцентно сказать, вернутся ли они. Ваша турфирма прогорит на этом мероприятии. Один единственный срыв - и прощай репутация. Странно, что они об этом не думали. Тайлер посмотрела на свою собеседницу. Конечно, той приходилось нелегко. Им всем приходилось нелегко, в конце концов. -Стази, может быть, я немного горячусь, но все же... Я бы на твоем месте уволилась. Не думаю, что ты подписывалась, когда шла на работу, что тебе придется подвергать свою жизнь опасности....

Николь Робин: - А у нас есть выбор? - вопросом на вопрос ответила Николь. - Давай проверим что там и как, а потом и думать будем стоит в гости идти или нет. Сверху, чуть ли не на голову, свалилось крупное яблоко. Художница озадаченно посмотрела в ту сторону, откуда оно прилетело и озадачилась ещё больше - очень уж дерево, росшее рядом с домом, было похоже на то, которое они миновали несколькими минутами ранее. Практически близнецы. - Слушай, это точно не та же самая яблоня? - Озвучила девушка свои подозрения, внимательно изучая тёмные силуэты яблоневых ветвей над своей головой. - Либо у меня крыша едет, либо одно из двух... На упавшее яблоко изо всех сил старалась не обращать внимание, напоминая себе, что укрытие толком ещё не найдено. То, что рядом дом, еще совсем ничего не значит до тех пор, пока он не проверен на безопасность "проживания". А в мыслях уже рисовался жуткий монстр, бродящий по Зоне и прикидывающийся яблоней, которая хватает тех, кто имел неосторожность подойти к ней ближе безопасного предела.

Эфраим: Гешефт ошалело уставился на яблоню, росшую рядом с домом. После слов Николь, он ожидал, чуть ли не того, что дерево набросится на них и закидает яблоками – ну, а что, бродящие по Зоне за усталыми сталкерами яблони еще и не то могут сделать. Но, пристально посверлив глазами дерево пару секунд, Эфраим немного успокоился. Он, не смог бы поручиться, что это другое дерево, но и что то же самое утверждать с уверенностью не взялся бы. Яблони, они, знаете ли, почти все на одно лицо. - Не знаю, я не специалист в яблонях, конечно, но мне кажется это просто еще одно дерево того же сорта. Гешефт перевел взгляд на яблоко, которое Николь, очевидно, старалась не замечать, что, благодаря исходящему от него аромату было не так-то просто сделать. Желудок тут же напомнил, что одного съеденного яблока ему маловато будет и неплохо бы добавить ему еще одно в компанию, раз уж ничего лучшего все равно не предвидится. Но набивать брюхо рядом с принципиально голодающей Николь… нет уж, лучше он немного потерпит. - Пойдем уже, осмотрим сие строение. Внутрь хотя бы аромат яблок долетать не будет. И под жалобное пение желудка (а мог бы и помолчать, Николь вон, еще хуже. Учти мне стыдно за тебя, даже при полном отсутствии совести.) Гешефт поднялся на крыльцо и потянул на себя входную дверь. Уговор, о том, что Николь идет первой, как-то вылетел в тот момент у него из головы. Дверь послушно отворилась с мерзким скрипом, из дома пахнуло пылью и затхлостью. Прежде, чем двинуться дальше Эфраим на пару минут застыл на пороге, давая глазам привыкнуть к темноте, начинавшейся за дверью.

Стази Келети: «Ну вот, хорошо, что хоть кого-то из нас ищут», - подумала про себя Стази, снова прикинув – а ищут ли ее саму? Или пока еще надеются, что она вернется целая и невредимая? А потом и вовсе призадумалась о том, что сказала Кэтрин. Сейчас собственный поступок начал казаться ей форменным безумием. А ведь, когда она отправлялась в Зону, то думала, что это вполне нормально. Хотя, скорее, глупо и бездумно. Одной… Мда… Однако стоило ответить, а то молчание затягивалось. - Да нет, ты знаешь, вряд ли фирма прогорит ил потеряет репутацию, если с кем-то что-то случится в Зоне, - начала Келети объяснять принцип их работы. – В этом плане у них там все юридически оформлено. И походы в Зону устраивать собираются не для всех подряд, не собираются ставить на массовый поток. Будет эксклюзив для самых сумасшедших. Ну и самых денежных, естественно. Для толстосумов, которые в жизни уже все повидали и им эта жизнь наскучила. Ну, знаешь, что-то типа сафари в джунглях или охота на крокодилов в водах Амазонки. Да, это опасно, но всем об этом известно. И прежде, чем кого-то отправлять в такие места, с человека берут расписку, что фирма не несет никакой ответственности за его жизнь и здоровье. Все, что они делают – это обеспечивают доставку клиента на место. Ну и обратно забирают потом. Максимум – могу дать проводника. И что-то мне подсказывает, что этим проводником буду я… - Стази невесело поджала губы. Да уж, не просто же так ее сюда заслали. – В общем, такое практикуется. Не только у нас. Хотя безумная идея водить туристов в Зону возникла в голове только у моего босса…

Рана: -Значит твой босс - первый из идиотов, - покачала головой Кэтрин. - Стази, увольняйся. Сомневаюсь, что твоя зарплата стоит того, чтобы ради нее рисковать своей жизнью. Почему-то я нисколько не сомневаюсь в том, что ничего хорошего из этого не выйдет. В Зоне может погибнуть любой, даже самый матерый сталкер. "То, что мы сейчас живы, это просто чудо. Невероятное везение. Не знаю, как еще назвать это... В любом случае, это не может длиться вечно..." Девушка устало потерла руками лицо: -Не знаю, что нам делать дальше... - вздохнула Тайлер, осматриваясь по сторонам, - мы как истинные дураки взяли и отвергли возможность просто выйти из Зоны, хотя она у нас была, когда нас выкинуло к фонтану. Там даже я смогла бы довести вас до нормальной территории, недалеко оттуда - вход в МИВК. Не то, чтобы я жалела о таком выборе... Здесь есть еще то, что мне нужно сделать... Но все же, все это очень рискованно... - желудок забурчал громче, - и голодно, ко всему прочему, - сконфуженно добавила Кэтрин, прижимая руку к животу, - где же Николь и Эфраима носит?

Мастер Игры: Дом,на который набрели Николь и Гешефт,некогда был двухэтажным. Собственно, таким он и остался-вот только лестница, ведущая наверх, полностью разрушилась. Попасть в комнаты второго этажа можно было только простым скалолазным способом: по веревке. Вряд ли в планы усталых и промокших горе-сталкеров входил подобный аттракцион. Им вполне могло хватить того,что располагалось на первом этаже. Остатки мебели вполне годились на растопку камина,который когда-то,наверное,был украшением уютной гостиной. Кухонная мебель сохранилась чуть лучше,чем мягкие диваны и кресла-стулья вполне годились для того,чтобы посидеть на них. Главное-в доме было почти сухо. Крыша не протекала,только разбитые оконные стекла пропускали внутрь сырость и ночную прохладу. Это не могло не радовать путников.

Николь Робин: Уже с порога становилось заметно, что найденный дом если и не мечта, то близко к тому. Да, конечно, время над ним поработало, но не настолько, чтоб превратить в опасные для жизни руины. Николь, на сколько это было возможно, заглянула внутрь и осталась довольна - лучшего пристанища они сейчас вряд-ли смогли бы найти. - Крыша... - Тон голоса получился почти благоговейный. - Крыша, стены... И почти не дует. Ноги, чувствуя возможное окончание пути на сегодня, попытались подкоситься, но девушка пресекла их попытки. Не хватало ещё сейчас раскиснуть, не выполнив до конца задуманное. Как остальных предупредить? Художница всерьёз подозревала, что в такой темноте они запросто могут пройти мимо оставшихся членов команды, но оставлять их до утра "во чистом поле" тоже было не по-товарищески. - Гешефт, что делать будем? Там нас Стази и Кэтрин дожидаются...

Стази Келети: - Возможно, так оно и есть, - усмехнулась Стази на Кэтриновскую характеристику ее босса. – А для того, чтобы уволиться, мне нужно хотя бы выбраться отсюда… А ведь она сама захотела продолжить путешествие, когда была возможность двинуть к выходу с территории Зоны. Кэтрин ведь действительно говорила им, что знает как добраться до выхода и может вывести. Но все приняли решение остаться. И Стази в том числе. Да еще и рвалась помочь тем, кто, возможно, пострадал. На Эфраима ругалась. Хотя он, по сути, оказался прав. Помощи от них никакой, плюс сами заплутали. И аномалии на них сыплются, как горох. В общем, ничего хорошего и утешительного. Разве что тот факт, что они до сих пор живы и относительно здоровы. Усталость и синяки – не в счет. - Ох, как бы не случилось чего нехорошего… - задумчиво вздохнула Келети. Их сотоварищи по несчастью действительно удалились от них уже достаточное количество времени назад и пока, по всему, не собирались возвращаться. А сумерки с каждой минутой сгущались все сильнее.

Эфраим: Нет, они не стали обшаривать весь дом сверху донизу в поисках притаившихся аномалий, хотя по хорошему, наверное, и стоило бы, но на это не было, ни времени, ни сил. И так уже почти совсем стемнело – еще немного и они просто не смогут найти дорогу обратно. Поэтому Гешефта вполне в данный момент устраивало то, что на первый взгляд дом был безопасным и подходящим для того, чтобы провести в нем наступающую ночь. Не устраивало Эфраима другое – во-первых, состояние Николь – девушка ели стояла на ногах от усталости, продолжать прогулки по Зоне ей сегодня уже явно не стоило. А, во-вторых, обернувшись с крыльца на ту сторону, откуда они только что пришли, Гешефт понял, что не может с уверенностью сказать, как именно пройти в то место, где остались Стази и Рана. - Ума не приложу. Стази с Раной, конечно, надо забрать оттуда, но пока мы до них доберемся уже совсем стемнеет и этот дом не так-то просто будет обнаружить… Да и тебе стоит отдохнуть наконец. Я предлагаю тебе остаться здесь, а я вернусь за нашими девушками – Гешефт поднял руку, предупреждая поток возражений, который, весьма вероятно, сейчас придется выслушать, и чуть ускорил темп речи, чтобы успеть высказаться до того, как Николь начнет возмущаться. – Обещаю идти внимательно и не вляпываться в аномалии. К тому же мы только что тут прошли и дорогу я прекрасно помню. А чтобы нам проще было возвращаться обратно, ты могла бы пока здесь попробовать костер какой-нибудь развести, что ли, в качестве маяка. Или еще что-нибудь в том же духе.

Николь Робин: Нет. Организм положительно никуда не годился. Оно и понятно - после всех этих экстрим-забегов и прочего вообще непонятно было, как еще ноги держат. К слову сказать, ноги почти не держали. А вот голова отказывалась соображать совсем, посему слова Гешефта до сознания дошли далеко не сразу. - Костёр?.. Костёр... - Девушка попыталась задуматься на эту тему, но в голове царила подозрительная пустота. - Да. Надо костёр... Из чего жечь будем? Организм попытался упасть в обморок, но художница пресекла его попытки, прислонившись к стене. Затылок всё-таки умудрился удариться довольно чувствительно обо что-то твёрдое, перед закрытыми в тот момент глазами вспыхнуло. Когда прошло несколько секунд, а свет и не думал пропадать, Николь немного приоткрыла глаза - под потолком тускло светилась пыльная лампочка. Посмотрев на неё, как на что-то само собой разумеющееся, отвела было взгляд, намереваясь спросить Эфраима ещё что-то о костре и способах его разжигания. И тут - как ударило - девушка медленно повернулась обратно к горевшей лампочке, осознавая всю дикость и неправильность ситуации. Сквозь нервный смех она всё же смогла выдать. - А ТАКОЙ маяк тебе подойдёт?

Эфраим: Первую секунду, после того как Николь легким движением головы включила в доме освещение, Гешефт просто ошарашено смотрел на зажегшуюся лампочку, в голове кроме незамысловатой мысли «этого не может быть» не было ничего. А потом Эфраим перевел взгляд на лицо Николь и даже эта незамысловатая мысль голову покинула – глядя, как девушка посмотрела на лампочку, как на нечто само собой разумеющееся, а затем снова повернулась к нему, Гешефт начал тихонько прихихикивать, а уж, когда до Николь дошло, что она сделала, и девушка сама начала смеяться… все, удержаться от истерического хохота было просто невозможно. Никогда в жизни до этого дня Эфраим не мог представить, что обыкновенная электрическая лампочка может вызывать столь бурные эмоции. Успокоившись, наконец, Гешефт кивнул Николь и, спускаясь с крыльца, ответил на ее вопрос: - Да уж, подойдет, конечно. Теперь мы точно не потеряемся – вокруг не так много домов с работающим электричеством, чтоб этот свет в окошке можно было не заметить. Эфраим спустился с крыльца и слегка полуобернулся на девушку. - Отдыхай, я схожу за Стази и Кэтрин. Не переживай за нас – мы будем крайне осторожны и все такое прочие… мигом вернемся. И Гешефт уверенно повернул на право. Действительно уверенно – подходили к этому домику они точно с правой стороны, это дальше еще была возможность заплутать, а здесь он был абсолютно уверен в направлении. Да и вообще, после включения электричества на душе у Эфраима стало куда спокойнее – и чего это он распаникавался? дорогу до того места, где остались Стадии и Рана он конечно запросто найдет. Это просто сумерки и усталость, только поэтому ему стало не по себе в дверях дома. Он знает куда идти. Наверняка.

Мастер Игры: Заблудиться Эфраим не смог бы при всем желании.Даже не видя в темноте девушек,он слышал их голоса.Звучали они очень громко,и это было ему на руку.Он безошибочно шел в том направлении,откуда доносились смех и оживленный разговор.Первую скрипку вела в нем...его мать.Ее голос спутать с чьим-то другим было невозможно.Чем ближе Гешефт подходил к разговаривавшим,тем больше убеждался в том,что он не обознался:вот она-мама,сидит рядом с какой-то незнакомой женщиной,очень на нее похожей.Эфраим остановился,мучительно пытаясь вспомнить,где он мог видеть мамину собеседницу,кто она такая и куда исчезли Рана и Стази.Коварное съеденное яблоко сделало свое дело-галлюцинация была абсолютно реальной,устойчивой,а главное-затяжной.Веселая ночь Гешефту и его спутницам была обеспечена. Стази и Рана заметили и узнали освещенный луной мужской силуэт.Первым побуждением девушек было пойти навстречу Гешефту.Но то,что он остановился и не спешил подойти к ним,насторожило девушек.Эфраим,между тем,все никак не мог придумать,как же ему вести себя с мамой и ее такой знакомой незнакомой приятельницей здесь,в Зоне.

Рана: Кэтрин хотела ответить Стази, но тут ее взгляд натолкнулся на фигуру Эфраима, который двигался как раз к ним. Ученая довольно улыбнулась: -Ну вот, за нами идут. Надеюсь, они нашли что-то пригодное для ночлега... Рана стала готовиться к выходу, но вставать не торопилась. Ей все еще казалось, что ноги просто возьмут и подогнутся в самый что ни на есть ответственный момент. Когда защитный костюм был застегнут, а шлем взят под мышку (одевать эту душегубку никакого желания не было), Тайлер вздохнула и медленно, не доверяя самой себе, стала вставать. Она все же покачнулась, но на ногах устояла, хотя мышцы спины немедленно пронзило болью. Уже через несколько секунд из острой боль стала просто ноющей, и это дало девушке возможность двигаться. "Хоть это хлеб..." Повернувшись к Гешефту, она вскинула руку в приветствии... и замерла. Эф стоял на месте, пораженно рассматривая их со Стази, словно не узнавая их. "Боже мой, неужели он вляпался в очередную аномалию?..." -Стази, - негромко проговорила Кэтрин, - не знаю, что с ним, но, думаю, лучше нам подойти и посмотреть. Не нравится мне все это, но выбора особого нет... - сделав шаг вперед, ученая вымученно улыбнулась, - и, ты не дашь мне руку? Иначе я, боюсь, далеко не уйду...

Стази Келети: - Согласна, - кивнула Келети в ответ, к тому времени уже тоже внимательнее присмотревшись к подошедшему к ним Эфраиму. Мужчина выглядел явно как-то… странно. И на них поглядывал странно. Будто бы узнает и в то же время не узнает. Как будто сам не мог понять, как оказался рядом с ними. А ведь наверняка за тем и шел сюда, чтобы их забрать. Мда… Стази эта ситуация тоже совсем не нравилась. Не хватало им еще очередного сюрприза от Зоны. Особенно теперь, когда они так вымотаны и по крупицам собирают собственные силы. Хотя сама Стази чувствовала себя еще вполне терпимо. Ну да. Устала, но на ногах стояла твердо. Наверно, это от того, что на нее сегодня была минимальная нагрузка. А Кэтрин… оно и понятно: сначала Гешефта тащила из-под гейзеров, потом помогала вытянуть Николь из «зыбучих песков». - Да, конечно! – она протянула руку своей спутнице, позволяя ей ухватиться за себя. Сейчас они аккуратненько подойдут поближе и узнают что такое творится с мужчиной. - Может быть его окликнуть, как думаешь? – поинтересовалась девушка и, не дожидаясь ответа, привела свою идею в действие. – Эй, Эфраим, ты чего застыл? Где Николь?

Николь Робин: Проводив взглядом ушедшего в плотные сумерки Гешефта, Николь, всё ещё с некоторой опаской поглядывая на непонятным образом зажегшуюся лампочку, решила попробовать разжечь огонь. Надежда на то, что дымоход всё ещё в рабочем состоянии, была слабая, но даже если и так, то дым всё-равно разойдётся сквозь разбитые окна. Девушка нашла возле камина несколько чудом уцелевших и ещё вполне годных для дела поленьев, добавила пару-тройку деталей развалившейся лестницы. На растопку нашлась и старая, норовящая рассыпаться в руках, газета. Оставалось дело за спичками или чем-нибудь другим, что могло бы дать огонь.

Эфраим: Место, на котором они с Николь оставили Рану и Стази Гешефт и вправду нашел довольно быстро. Только, увы, не нашел там самих девушек. Куда они могли деться, интересно знать? особенно если вспомнить, что Рана с трудом шевелилась от усталости. Впрочем, это было бы главной заботой Эфраима только если бы вместо Раны со Стази на месте привала не оказалось его матушки с ее, видимо, старой знакомой, потому что друг с другом они увлеченно болтали. И вот вопрос, как они могли здесь оказаться, интересовал Эфа больше всего в данный момент. Тем временем, Тамар Сойфер, очевидно заметила сына и направилась к нему, помогая своей пожилой подруге, которой было судя по всему тяжело передвигаться. Удивительно, что не кинулась сыну на шею с разбега. Злится на что-то? или может что случилось – мало ли, что тут может случиться на Зоне-то… Да еще и обращается к нему как-то… не так, в общем, обычно обращалась Тамар к любимому сыночку после долгой разлуки. -Привет, мам. Ты, что вообще здесь делаешь? Как вы здесь оказались??

Рана: У Раны отвисла челюсть. Она едва не споткнулась, но, спасибо Стази, сумела удержаться на ногах, и подойти ближе к Эфраиму. Остановившись в шаге от него, Кэтрин внимательно посмотрела ему в лицо, а потом, стянув перчатку, дотронулась тыльной стороной ладони ему до лба. -Нормальная температура... - сдавленно пробормотала Тайлер, делая шаг назад. Голова пошла кругом от такого развития событий. "Что ж такое..." -Эф, ты не заболел? Или ты белены объелся? Ты нас тут оставил, а сам усвистал вместе с Николь искать укрытие на ночь, - историк подозревала, что еще немного - и рехнется уже она, - и где ты тут маму углядел? Здесь только мы со Стази... "Да что с ним такое? Или он снова вляпался в какую-то аномалию? Ну как пить дать вляпался! Ну что же это такое..."

Стази Келети: «Он назвал меня мамой? Серьезно? Да ну…» Стази еле удержалась от желания хорошенько тряхнуть головой, дабы избавиться от этого наваждения. В первый момент девушке подумалось, что у нее медленно, а может совсем даже и не медленно, а наоборот слишком быстро, начала съезжать крыша. То ли от усталости, то ли просто потому что Зона в больших количествах вредна для здоровья. Но потом, как только заговорила Кэтрин, Келети поняла, что проблемы с головой не у нее одной. А может быть даже и вовсе не у нее, а кое у кого другого. В общем-то, тут было одно из двух: либо у них с Раной массовая галлюцинация и они обе слышат совсем не то, что следовало бы, либо с Эфраимом случилось что-то странное и, судя по всему, не очень хорошее. Кэтрин даже его на предмет повышенной температуры проверила. Но внешне мужчина выглядел так же, как и всегда. За исключением того, что нес какую-то чушь несусветную. «А может быть это он так пошутить решил? Ну, чтобы атмосферу развеять?» - строила предположения Келети, вглядываясь в Эфраима. - Окей, мы оценили твою шутку. А теперь может быть все-таки расскажешь нам наконец куда делась Николь? – решила зайти Стази с другой стороны, бросив недоумевающий взгляд на Кэтрин – та тоже была ошеломлена не менее ее.

Николь Робин: На кухне спичек не оказалось. Николь перерыла все оставшиеся в живых шкафы и полки, но безрезультатно. Надежда согреться медленно пропадала по мере уменьшения количества неисследованных уголков. Вот ведь засада... Обследовав оставшееся пространство и так и не обнаружив ничего мало-мальски подходящего, художница в конец расстроилась и решила подождать прихода остальных. Уж у них-то должно оказаться что-нибудь для разжигания костров. Тот же Гешефт не в тапочках ведь в Зону пошел... Эх... Надо было у него перед уходом спички спросить... или зажигалку...

Эфраим: Ощущение, что кто-то из присутствующих сходит с ума усиливалось с каждой секундой. Однако, это было не самое печальное. Самым печальным было то, что чем дальше, тем больше казалось Гешефту, что это не пожилая леди и его мамочка сходят с ума, а крыша едет именно у него. По крайней мере, в это было легче поверить, чем в реальность всего остального происходящего вокруг. Но, поскольку вывод о собственном сумасшествии никак нельзя было назвать утешительным, Эфраим все же решил попытаться найти хоть какую-то логику в происходящем. - Подождите, какую шутку?.. – Гешефт по очереди посмотрел на Тамар Сойфер и ее знакомую, решив изложить им свою версию событий – Мы с Николь действительно ушли искать укрытие на ночь, оставив здесь Стази и Кэтрин. Укрытие нашли. Николь осталась там, а я вернулся за девушками. Вот только вместо них нашел здесь вас. Помолчав немного, Эфраим с некоторой опаской в голосе добавил: - Это моя версия. А что здесь произошло на ваш взгляд?

Рана: -Мы и есть эти девушки, - вкрадчиво начала ученая, - я Кэтрин, рядом - Стази, и мы просто сидели на месте, дожидаясь, пока за нами вернутся. Только вот когда вернулись у нашего дражайшего проводника внезапно поехала крыша, и он не желает признавать в нас людей, которые за такое короткое время успели столько пережить вместе. Фотограф прищурилась и внимательно изучила взглядом лицо мужчины. Да, ей было жаль Эфа, но, черт возьми, сколько можно влипать в неприятности? "В следующий раз возьму его за ручку и буду водить за собой как маленького, чтобы и не думал влезать в неприятности..." -Ну так что с тобой случилось? Ты влетел в очередную аномалию? - Тайлер потихоньку начинала злиться, - гейзера тебе не хватило? Замолчав на несколько секунд, Тайлер со вздохом добавила, чувствуя, что ситуация отдает идиотизмом: -Если ты нам не веришь, то задай пару вопросов о прошедшем дне. Поверь, мы ответим, в то время, как твоя мама об этом знать просто не может...

Стази Келети: Похоже, ситуация совсем вышла из-под контроля. По крайней мере, именно об этом свидетельствовал рассказ Эфраима, который действительно принял их с Кэтрин за свою мамочку и… кого-то еще. Оставалось лишь надеяться, что какая-то, пусть самая крохотная, частичка разума у него еще осталась и он додумается д того, что его родительнице ну просто нечего делать в Зоне. Хотя кто его знает, может его мамаша – отчаянная дамочка, и именно по ее стопам пошел сынок. Кэтрин тем временем попыталась объяснить как же развивались события на самом деле. Объясняла доступно, понятно, и даже ни разу ничего не напутала. Вернее, это Стази казалось, что рассказ ученой логически построен и ни на одно слово не расходится с действительностью. Но вот кто знает, какие мыслительные процессы проходят сейчас в голове Гешефта и как на самом деле он воспринимает ситуацию. «Не иначе, как аномалия», - мысленно откликнулась Келети на слова Кэтрин. Другого объяснения столь странному поведению мужчины просто не было. И все бы ничего, в конце концов, последствия аномалии имеют свойство рассасываться, но…! А вдруг он не захочет верить в их вариант? - Может быть, ты проводишь свою мамочку в то укрытие? – вкрадчиво поинтересовалась Стази, задним числом подумав о том, что может вызвать неодобрение Кэтрин таким поворотом в своем поведении. Но тем не менее, нужно было испробовать все варианты. Главное – добраться до Николь. Уж она то расскажет, что произошло на самом деле.

Николь Робин: Ненадолго замолкший желудок опять стал подавать признаки недовольства. Николь может быть и смогла бы его заткнуть, но снаружи сквозь разбитое окно сквозняк донёс запах яблок. Девушка уже дошла до той стадии, когда абсолютно наплевать на возможные последствия. В конце концов, Гешефт ведь не помер. Руководствуясь этим нехитрым соображением, художница вышла на крыльцо с твёрдым намерением добраться до яблок. - И где только наша ни пропадала...

Эфраим: Все. Точка. Понимать происходящее хоть как-нибудь я отказываюсь… Пока речь вела мамина подруга, в голове у Гешефта понимание ситуации начало понемногу устаканиваться. Даже выстраивалась потихоньку не то чтобы логическая цепочка, но какие-то объясняющие догадки стали мелькать: яблоки – аномалии, вместе эти два слова могли бы объяснить довольно многое. Но именно в тот момент, когда Эфраим уже готов был поверить словам пожилой леди, заговорила Тамар Сойфер. И вот теперь кому верить и что делать стало совершенно непонятно. С одной стороны, за версию, что перед ним родная мать, свидетельствовали собственные зрение и слух вместе с самой Тамар. А с другой, против этой версии, свидетельствовали показания пожилой леди и собственный здравый смысл. Счет приблизительно равный. Кроме того, сумерки, которым, очевидно, наплевать было на возникшие у Гешефта трудности, продолжали сгущаться. И если еще немного постоять здесь в нерешительности, то возвращаться к найденному дому придется уже в полной темноте. В общем, учитывая все вышеперечисленные обстоятельства, решение о том, что же здесь происходит и кому же верить Эф решил отложить до того момента, как вся их компания соберется вместе, желательно под крышей найденного ими дома. Там, опять же, Николь ждет, возможно, разобраться в ситуации с ее помощью будет легче. - Пойдемте к Николь. Там разберемся окончательно… Разрешите..?- Эф протянул руку, чтобы забрать у пожилых женщин тяжелые сумки, а затем пошел впереди, показывая дорогу к найденному укрытию. – Держитесь в нескольких метрах за мной – на всякий случай…

Рана: Кэтрин зло развернулась к Стази и посмотрела на девушку так, что той было в пору провалиться сквозь землю. Она, черт подери, все так понятно объяснила, и у Эфа лицо посветлело, вроде сообразил, что к чему... И надо же было Келети все так легко и просто испортить, какой-то одной фразой! -Спасибо... - тихо, почти безэмоционально сказала Рана, заставляя себя успокоиться. "Я точно сегодня кого-нибудь убью!" Девушка, забыв, что она устала, с силой пихнула в руки Гешефта его собственный рюкзак, добавив негромко: -Твое добро, ты и таскай... - после чего отвернулась и скрестила руки на груди. Такие неосмотрительные резкие движения немедленно дали о себе знать - надсаженная спина отозвалась болью, от которой потемнело перед глазами. "Вот же...! " - мысленно выругалась историк, направляясь вперед за Эфраимом, идя намеренно самостоятельно. Конечно, Кэтрин понимала, что это простая блажь, но сейчас она была слишком зла, чтобы поступать осмотрительно. Наверное, сказывался недостаток сна, желание поесть и, черт возьми, наконец-то вымыться! -Эф, веди поскорее, а то скоро тебе придется нести меня на руках, - "хотя, если так произойдет, то мы будем квиты. И посмотрим, кто себе надорвет спину сильнее..." - проинформировала Рана, чувствуя, что и без того небольшие ее силы подходят к концу.

Стази Келети: - Не за что, - Стази скорчила рожицу. Как она и предполагала, Кэтрин была недовольна тем, как повернулись события, и тем, что сказала Келети. Но девушке уже до чертиков надоело оглядываться на кого-то и слушаться кого-то, и слишком сильно хотелось хоть какого-то проявления самостоятельности, что она не особенно расстроилась по этому поводу. Может у Эфа и не все в порядке с головой, но главное, что он жив и почти здоров. А действие аномалии когда-нибудь прекратится. Наверно… Она послушно поплелась следом за мужчиной, надеясь на то, что укрытие, которое они с Николь нашли, нормальное, и там вполне можно будет провести ночь. Не опасаясь того, что… Кстати! Стази осторожно приблизилась к Кэтрин. Ну да, ученая на нее злилась, но Келети просто не терпелось поделиться своими подозрениями. - Как думаешь, - прошептала она негромко, стараясь, чтобы ее не услышал идущий впереди Гешефт, - Николь тоже… того… под воздействием?

Николь Робин: Упавшее яблоко нашлось по запаху. Девушка подобрала его, обтёрла кое-как руками, сделав вид, что так оно чище, и отгрызла в один укус чуть ли не половину. Фрукт оказался хрусткий и сочный, только закончился до обидного быстро. Николь прислушалась к ощущениям, но ничего подозрительного внутри не заметила, за исключением чуть ослабевших жалоб желудка. Решив, что "продолжение банкета" стоит устроить уже по приходе остальных, она вернулась в комнату, всё так же освещённую тусклой и пыльной лампочкой.

Эфраим: - Да, конечно, мы уже почти на месте. – Эфу и самому не терпелось добраться до дома, приближение которого он почувствовал не по чему-нибудь, а по запаху яблок. Казалось, что за время его отсутствия запах усилился и стал еще более насыщенным. Как голодная Николь это терпит? - Давайте я помогу вам? – Гешефт протянул руку, предлагая маминой знакомой опереться на нее. Надо бы, все же определиться, как называть ее, хотя бы мысленно. Что бы она ни утверждала, а думать о ней, как о Ране, у меня язык не поворачивается… или что там должно поворачиваться в мыслях вместо языка..? – Мам, ты как? держишься? Потерпите немного, еще чуть-чуть осталось. Тамар и вправду держалась молодцом, что впрочем, не сильно удивляло Гешефта. Насколько он знал свою маменьку, с нее еще станется устроить ему выволочку за его непрезентабельный внешний вид и неразумное поведение.

Рана: -Молюсь, чтобы это было не так... - тихо ответила ученая, постепенно остывая. Поэтому, когда ей предложили помощь, Кэтрин немного сердито фыркнула, но руку дала: -Эф, если ты меня еще раз на "вы" назовешь, то тебе потом станет очень, очень стыдно, я могу тебе это пообещать... - беззвучно пробормотала девушка, понимая, что без помощи Гешефта она и правда никуда не дойдет. "Интересно, а что он увидел на месте фотоаппарата?..." Тайлер тряхнула головой и поправила камеру на шее. Ничего, еще немного - и можно будет просто отдохнуть. Пускай даже без еды, черт возьми, обычный отдых... И тут в нос ударило запахом яблок. Рана едва ли не покачнулась от такого умопомрачающего издевательства над желудком, который немедленно выдал такую руладу, что ученой стало стыдно. "Стоп. Зона и яблоки. Яблоки и зона. Но запах..." -Тут что, яблочную эссенцию кто-то разлил? - уточнила девушка, которая пока яблонь не заметила. Хотя впереди маячили какие-то силуэты, Кэтрин не думала, что запах может быть столь силен... Или может? "Я очень голодна. Все может быть..." Хотя, надо сказать, есть яблоки в Зоне было плохой идеей. Не говоря уже о том, что черт знает, что тут было до Посещения... и черт знает, что стало после. "Не думай об этом..." Различив впереди дом, Тайлер не выдержала и радостно крикнула, увидев свет в окне и не задумываясь о последствиях: -Николь! Мы пришли!

Мастер Игры: Неизвестно,обладал ли мужской организм обладал несколько бОльшей устойчивостью к действию коварных яблок.Может,Николь просто была более голодной,чем Эфраим, и потому эффект,настигший того лишь спустя некоторое время,на ней сказался гораздо быстрее.Так или иначе,но женский голос,прозвучавший в ночной темноте,ей показался голосом любимой преподавательницы из колледжа,где некогда училась художница.Если бы Николь выглянула в окно,то увидела бы,что кроме нее под окошком стоят ее собственная бабушка и тот самый тип,который два дня назад дрался с Креоном на Литтл стрит,12,и отзывался на странное прозвище Фолькер.

Николь Робин: Что-то долго они не идут... Неужели, Гешефт опять во что-то вляпался? Беспокойство нарастало, ибо за это время уже можно было десять раз дойти и вернуться обратно. Или не десять?... Ну, два-то раза точно. Николь выбрала наиболее хорошо сохранившуюся половицу и теперь ходила по ней взад и вперёд, стараясь отвлечься от лезущих в голову нехороших мыслей. Голос с улицы прозвучал очень уж знакомо (девушка вздрогнула, услышав его), а когда стало видно, кому он принадлежал, подозрения о том, что кто-то что-то не понимает, усилились. Художница могла допустить, что миссис Дайн - экстравагантная пожилая особа, но не до такой же степени, чтобы в её преклонные годы отправляться за тридевять земель в Зону аномальной активности. Немного отойдя от шока, Николь обратила внимание на остальных двоих присутствующих, и поняла, что крыша у неё съехала окончательно и бесповоротно. С присутствием Фолькера она ещё могла как-то смириться (недавно виделись), хоть этот странный тип и был ей неприятен, но бабушка... Ноги всё-таки перестали держать. Когда перед тобой стоит живой и невредимый человек, который умер пять лет назад, здравый смысл отказывает.

Эфраим: Конечно, Гешефт услышал жалобное пение желудка пожилой леди. Кто бы она ни была, а мысли ее в этот момент угадать было не трудно – наверняка примерно те же, что возникли у них с Николь при виде яблок. - Судя по всему, они вполне безопасные. Я их пробовал, Николь правда не стала… по крайней мере до тех пор, пока я не пошел за вами, яблок она не ела. Но я, как видите, пока жив. Если в начале сей краткой речи голос Эфа был вполне себе уверенный и жизнерадостный, то к концу, очевидно, стал на октаву ниже. Немудреная мысль по поводу эффектов от съеденного яблока, наконец, посетила его голову: Жив-то ты пока жив, вот только кого ты ведешь через Зону, дружище, незнакомую старушку и собственную мать? И как, подозрений не вызывает? Внутренний голос злорадно усмехнулся и снова умолк, предоставив Гешефту дальше разбираться самостоятельно. Вслух, однако, Эфраим своей мысли высказывать не стал. Во-первых, одного взгляда на Тамар Сойфер с ее подругой хватало, чтобы усомнится в правильности этих соображений – ну не может быть настолько ярких галлюцинаций, дамы из плоти и крови, очевидно же. А во-вторых, нужно все же дождаться реакции Николь, в глубине души у Гешефта была еще жива надежда, что как только появится Николь, так сразу все станет просто и понятно. Тем более, что яблок она есть так и не стала.

Мастер Игры: В доме Эфраима ждал сюрприз.Ему стоило только заглянуть в окно,слабо освещенное изнутри светом грязной и тусклой лампочки - и он наверняка замер бы от изумления.По комнате ходила...не кто иная,как его младшая сестра Лея.И уж она-то наверняка точно знала,куда и зачем ушла Николь,оставившая сестренку Гешефта на хозяйстве.У галлюцинаций,вызванных"веселыми" яблочками,было довольно интересное свойство:они длились не более двенадцати часов,по истечении которых навсегда оставались в прошлом.Если,конечно,однажды попробовавшему этих яблочек не захотелось бы"продолжения банкета",для чего ему надо было всего лишь опять съесть очередной душистый и вкусный плод.

Стази Келети: - Все хорошо, - откликнулась Стази на вопрос Эфраима, подумав задним умом, что раз уж она взялась играть роль его мамаши, то может быть стоило немного поворчать по поводу того места, где они находятся. Или как там себя должны вести пожилые еврейские женщины? Вот незадача то… В общем, это было уже как-то неважно, когда впереди появился дом со светящимся в нем окошком. Светящийся квадрат притягивал лучше любого маяка, заставляя в душе разливаться ликованию. Они все-таки нашли крышу над головой! И что бы там ни случилось с Гешефтом, ночь можно будет провести в относительном спокойствии. Если, конечно, их и там не достанет очередная аномалия. Стази даже шагать начала как-то бодрее, когда вдруг ее нос ощутил дивные ароматы. Яблоки! Это правда были они? Урчание желудка Кэтрин только подтвердило, что это не обман сознания. До сего момента Келети даже не ощущала насколько голодна. А ведь она думала, что находится в выигрышной ситуации. Потому что помнила, как утром Николь отдала ей единственное яблоко, посчитав, что контуженной Стази оно будет более необходимо, что ей самой. Однако с утра уже прошло достаточно много времени. И желудок требовал чего-нибудь, что могло бы его наполнить. Так почему бы этим «чем-то» не быть очередному яблоку. - Так тут не только ночлег, но еще и ужин! – обрадовано воскликнула девушка. – Вы такие молодцы, Эф! Однако почти сразу же оборвала свои восторги, потому что в голове начала складываться кое-какая картинка. А что если…

Рана: -Да, а они точно безопасные? - скептически вскинула брови Кэтрин, - у меня вызывают некоторые сомнения растения, выросшие в зоне Посещения. Наши ученые ничего особенного в них не нашли, но плодоносящие яблони, что характерно, им тоже не попадались... В окне мелькнул силуэт Николь, и Тайлер, замученная ожиданием и изнывающая желанием просто сесть на землю, оторвалась от Эфраима и первой толкнула дверь в дом, забывая о всякой осторожности. -Николь! Внезапно ноги у девушки стали точно ватные, и Ране пришлось вцепиться в косяк двери, чтобы не ухнуть вниз. Мысленно прокляв свое физическое состояние, Кэтрин постояла так несколько секунд и, оторвавшись от косяка, направилась к приятельнице: -Слава богу, мы до вас дошли, - ученая радостно улыбнулась, чувствуя навалившееся на нее облегчение от понимания того, что теперь можно отдохнуть, - Я думала, что нам придется ночевать под небом, - Тайлер обернулась и кивнула на Гешефта, - кстати, Эфраим снова влетел в какую-то аномалию, у него начались галлюцинации, кажется.

Николь Робин: Внутри крепло ощущение, что с реальностью что-то "не то", причём, сильно "не то". Ну не могла миссис Дайн (если это ДЕЙСТВИТЕЛЬНО была она) знать о Гешефте. Заставили задуматься и слова о галлюцинациях. Кроме того, количество пришедших полностью совпадало с количеством ожидаемых. Или действительность такая странная, или я с ума схожу... Николь давно уже не считала, что то, что находится перед глазами есть непреложная истина, а потому в сложных ситуациях полагалась не только на зрение. Сейчас, похоже, был именно такой случай. Оставалось только проверить. - Так-с, леди и джентльмены, - художница всё ещё несколько опасливо покосилась на "бабушку", - Не спрашивайте зачем. Просто скажите, как вас зовут.


 

Художественная галерея

25. 4. 09
Открывается наша галерея, вскоре появятся новые разделы, новые картины, каждое произведение искусства подписано, удачного путешествия в мире искусства.
 

Спонсоры: